Государства-члены должны требовать от работодателей создания системы, позволяющей измерять продолжительность ежедневного рабочего времени — об этом заявил Суд справедливости ЕС в деле  C-55/18 «Federación de Servicios de Comisiones Obreras (CCOO) v Deutsche Bank».

Испанский профсоюз Federación de Servicios de Comisiones Obreras подал иск в Национальный Высокий Суд Испании, запросив признать Deutsche Bank SAE обязанным установить систему учета времени, ежедневно отработанного его сотрудниками. Профсоюз полагал, что такая система позволит проверять соблюдение установленного рабочего времени и обязательств, закрепленных в национальном законодательстве, предоставляя представителям профсоюза информацию о сверхурочной работе каждый месяц.

Согласно сведениям профсоюза, обязательство по созданию такой системы регистрации вытекает не только из национального законодательства, но и из Хартии основных прав Европейского Союза («Хартия») и Директивы о рабочем времени. Deutsche Bank утверждает, что из прецедентного права Верховного суда Испании следует, что испанское законодательство не устанавливает такого обязательства, в отличие от прецедентного права, которое указывает, что испанское законодательство требует этого, за исключением случаев, когда существует иное соглашение вести учет сверхурочных часов, отработанных работниками, например, сообщение в конце каждого месяца рабочим и их представителям количества часов сверхурочной работы.

Национальный суд засомневался в том, соответствует ли толкование испанского права Верховным судом законодательству ЕС, и передала этот вопросу в Суд ЕС. Согласно информации, предоставленной в Суд ЕС, 53,7% сверхурочных часов, отработанных в Испании, не регистрируются. Кроме того, министр социального обеспечения Испании считает, что для того, чтобы определить, отработано ли сверхурочное время, необходимо точно знать количество отработанных часов. Национальный суд отмечает, что толкование испанского законодательства, данное Верховным судом на практике, во-первых, лишает работников доказательств, необходимых для демонстрации того, что они работали сверх предельно допустимого рабочего времени, и, во-вторых, лишает их представителей необходимых средств для проверки соблюдения применимых правил по данному вопросу. Следовательно, испанское законодательство не может обеспечить эффективное соблюдение обязательств, установленных Директивой о рабочем времени или Директивой о здоровье и безопасности работников на работе.

Согласно решению Суда ЕС, эти директивы, рассматриваемые в свете Хартии, исключают национальный закон, который, согласно толкованию, данному ему в национальной прецедентной практике, не требует от работодателей создания системы, обеспечивающей учет продолжительность времени, ежедневно отработанного каждым рабочим. Суд отмечает, прежде всего, важность фундаментального права каждого работника на ограничение максимального количества рабочих часов, ежедневного и еженедельного периодов отдыха, что закреплено в Уставе и конкретизировано в Директиве о рабочем времени.

Государства-члены обязаны обеспечить, чтобы работники действительно пользовались теми правами, которые им предоставляются, при этом конкретные меры, выбранные для реализации директивы, не могли сделать эти права бессмысленными. Суд напоминает, что работник должен рассматриваться как более слабая сторона в трудовых отношениях, так что необходимо помешать работодателю иметь возможность навязать ему свои права. В отсутствие системы, позволяющей измерять продолжительность времени, отработанного каждый день каждым работником, невозможно объективно и надежно определить количество отработанных часов и когда эта работа была выполнена, или количество отработанных сверхурочных часов, что усложняет или делает невозможным на практике обеспечение соблюдения их прав.

Объективное и надежное определение количества часов, отработанных каждый день и каждую неделю, крайне важно для определения того, были ли соблюдены максимальное еженедельное рабочее время, включая сверхурочные, и минимальные ежедневные и еженедельные периоды отдыха. Таким образом, Суд считает, что национальный закон, который не предусматривает обязательства прибегать к инструменту, который позволяет такое определение, не гарантирует эффективность прав, предоставляемых Хартией и Директивой о рабочем времени, поскольку он лишает как работодателей, так и работников возможности проверки соблюдения этих прав.

Такой закон может также поставить под угрозу цель директивы, заключающуюся в обеспечении лучшей защиты безопасности и здоровья работников, что имеет место независимо от продолжительности максимального еженедельного рабочего времени, установленного национальным законодательством. В отличие от этого, система, позволяющая измерять время, отработанное работниками каждый день, предлагает этим работникам особенно эффективный способ легкого доступа к объективным и надежным данным в отношении продолжительности фактически отработанного времени, что облегчает как доказательство этими работниками нарушения их прав, так и проверку компетентными органами и национальными судами фактического соблюдения этих прав.

Следовательно, для обеспечения эффективности прав, предусмотренных в Директиве о рабочем времени и Уставе, государства-члены должны требовать от работодателей создания объективной, надежной и доступной системы, позволяющей каждому работнику измерять ежедневно отработанное время. Именно государства-члены должны определить конкретные механизмы для внедрения такой системы, в частности форму, которую она должна принять, с учетом, при необходимости, конкретных характеристик каждого соответствующего сектора деятельности или конкретных характеристик определенных предприятий относительно, в частности, их размера.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here