Большая Палата Верховного Суда в своем Постановлении от 14 ноября 2018 года
по делу № 183/1617/16 обращает внимание на то, что для целей применения части третьей и четвертой статьи 267 ГК Украины понятие «сторона в споре» может не быть тождественным по смыслу понятию «сторона в гражданском процессе»: сторонами в гражданском процессе являются такие участники как истец и ответчик (часть первая статьи 30 ГПК Украины в редакции, действующей на момент рассмотрения дела судами первой и апелляционной инстанций; часть первая статьи 48 ГПК Украины в редакции, действующей на момент рассмотрения дела Большой Палатой Верховного Суда), тогда как сторонами в споре является надлежащее истец и тот надлежащий ответчик, к которому обращено соответствующее материально-правовое требование истца.

Учитывая это, в споре с несколькими надлежащими ответчиками, у которых нет солидарной обязанности (к которым не обращено солидарное требование), один из них может заявить суду о применении исковой давности только в отношении тех исковых требований, которые обращены к нему, а не к другим ответчикам. Последние не лишены, в частности, прав признать те требования, которые истец предъявляет к ним, или же заявить о применении к этим требованиям исковой давности.

Для применения исковой давности по заявлению стороны в споре суд должен исследовать вопрос ее течения отдельно по каждому предъявленному к этой стороне исковому требованию, и в зависимости от установленного — прийти к выводу о том, истекла ли исковая давность по соответствующим требованиям.

В данном деле прокурор 21 марта 2016 предъявил три исковых требования: о признании неправомерным и отмене пункта 32 решения сельсовета; о признании недействительным государственного акта, выданного физическому лицу; об истребовании земельного участка из чужого незаконного владения физического лица. Первое требование обращено к Песчанскому сельскому совету, который принял обжалуемое решение, а два других требования — к физическому лицу, получившему землю. Песчанский сельский совет заявил в суде первой инстанции об истечении сроков исковой давности по всем исковым требованиям, тогда как физическое лицо-ответчик не заявляло об истечении исковой давности по предъявленным к нему требованиям.

Учитывая приведенные выше выводы суда, не было оснований решать вопрос о применении исковой давности к требованиям, заявленных к ответчику-физическому лицу. Поэтому доводы сельского совета об истечении исковой давности в отношении этих требований являются необоснованными.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here