Виндикационный иск: основные правила, проблемы судебной практики

       Голубева Нелли Юрьевна, доктор юридических наук, профессор, зав. кафедры гражданского процесса, профессор кафедры гражданского права Национального университета «Одесская юридическая академия» специально для издания "Я и закон"  проанализировала основные правила и проблемы судебной практики в случае предъявления виндикационного иска.

         Виндикационный иск (от лат. vim dicere – «объявляю о применении силы») – иск собственника об истребовании вещи в натуре из чужого незаконного владения.

        Иными словами, виндикационный иск – это иск не владеющего собственника к владеющему не собственнику о возврате вещи (не стоимости вещи, а именно индивидуально-определенной вещи). Виндикационный иск предъявляется в тех случаях, когда нарушены права владения, пользования и распоряжения одновременно. Однако право собственности за собственником сохраняется. Оно может быть подтверждено правоустанавливающими документами, а также показаниями свидетелей и письменными доказательствами.

Условия предъявления иска:

1. Истцом является:

- собственник вещи (или наследник собственника);

         - другой законный/титульный владелец вещи в силу закона или договора: арендатор или другое лицо, которому принадлежит вещное право на чужое имущество.

     Истец не только лишен возможности пользоваться и распоряжаться вещью, но уже и фактически ею не обладает (то есть должна произойти потеря владения). При этом, лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество (или законное владение), находящегося во владении ответчика.

     В соответствии со ст. 387 ГК и ч. 3 ст. 10 ГПК лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика. При этом суды должны иметь в виду, что право собственности на движимое имущество доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение такого права у истца. Факт нахождения имущества на балансе лица сам по себе не является доказательством права собственности или законного владения [1].

   Ответчик– незаконный фактический владелец вещи (как добросовестный, так и недобросовестный).

          Под незаконным владением следует понимать всякое фактическое обладание вещью, если:

    1) оно не имеет правового основания (например, владение украденной вещью);

  2) правовое основание которого недействительно (владение, установленное в результате недействительной сделки);

    3) правовое основание отпало (закончился договорный срок владения, однако, следует иметь в виду, что в этом случае виндикационный иск не можеть быть удовлетворен, если вещь у первоначального пользователя – подробнее см. о конкуренции обязательственного и виндикационного требования).

      Если в ходе судебного разбирательства по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения спорное имущество было передано ответчиком другому лицу во временное пользование, суд в соответствии со ст. 33 ГПК по ходатайству истца привлекает это лицо в качестве соответчика, а если имущество было отчуждено - заменяет первоначального ответчика надлежащим ответчиком или привлекает к участию в деле в качестве соответчика. При этом отчуждатель привлекается к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика (статьи 35, 36 ГПК) [1].

     Привлечение отчуждателя необходимо не для реализации виндикации, а рассчитано на случаи эвикции. Эвикция – это истребование у покупателя приобретённого им имущества по основаниям, возникшим до продажи. Например, если третье лицо ссылается на то, что ему (а не продавцу) принадлежит право собственности. Имеется в виду только судебное изъятие вещи лицами обладающими гражданскими правами в отношении спорного имущества, а не, например, изъятие следственными органами.

         Продавец обязан предупредить покупателя обо всех правах третьих лиц на товар, который продается, то есть продать вещь свободную от любых прав третьих лиц на нее. Продавец должен быть собственником вещи либо быть уполномоченным собственником на ее отчуждение.

     В случае если иск собственника об истребовании имущества из чужого незаконного владения будет удовлетворен, покупатель чужого имущества вправе в соответствии со ст. 661 ГК обратиться в суд с требованием к продавцу о возмещении убытков, причиненных изъятием товара по основаниям, возникшим до договора купли-продажи, если покупатель не знал или не мог знать о наличии этих оснований.

      Согласно ч. 1 ст. 660 ГК если третье лицо на основаниях, которые возникли до продажи товара, предъявит к покупателю иск об истребовании товара, покупатель должен сообщить об этом продавцу и подать ходатайство о привлечении его к участию по делу.

     Продавец должен вступить в дело (по виндикационному иску, иску об обращении взыскания на заложенное имущество и т.п.) на стороне покупателя.

      В частности, покупатель обязан привлечь продавца к участию в деле об изъятии товара, а продавец обязан вступить в это дело на стороне покупателя.

     Согласно ч. 2 ст. 660 ГК непривлечение покупателем продавца к участию в деле освобождает продавца от ответственности перед покупателем, если продавец докажет, что, приняв участие в деле, он мог бы предотвратить отобрание проданного товара у покупателя.

     Если неделимая вещь продана неуполномоченным отчуждателем нескольким лицам на основании одного договора и находится в их владении, то на стороне приобретателя будет множественность лиц - соответчиков по иску. Приобретатели неделимой вещи имеют право возражать против такого иска по основаниям, предусмотренным ст. 388 ГК. При этом иск об истребовании имущества подлежит удовлетворению, если хотя бы один из получателей не является добросовестным [1].

2. Имущество, которого лишился собственник, должно сохраниться в натуре. Если имущество уже уничтожено, переработано или использовано, право собственности на него как таковое прекращается. В этом случае владелец имеет право лишь на защиту своих имущественных интересов, в частности, с помощью иска о возмещении вреда или кондикционного иска.

3. Имущество должно находиться в фактическом владении ответчика на момент предъявления иска.

     С целью обеспечения нахождения имущества во владении ответчика на время судебного рассмотрения иска о праве на это имущество суд по ходатайству истца может принять меры обеспечения иска (ст.ст. 151, 152 ГПК), например, наложить арест на имущество, запретить ответчику совершать определенные действия (распоряжаться и/или пользоваться спорным имуществом), запретить вносить изменения в Государственный реестр вещных прав на недвижимое имущество, передать спорное имущество на хранение третьему лицу в соответствии со ст. 976 ГК (судебный секвестр).

     В случае удовлетворения иска о праве на имущество суд на основании ст. 217 ГПК по заявлению лица, участвующего в деле, также может принять меры для обеспечения выполнения решения [1].

4. Имущество должно быть только индивидуально-определенным (или достоверно обособленным от другого аналогичного имущества).

5. Истец и ответчик не должны находиться в обязательственных отношениях относительно спорного имущества.

   

      Содержание виндикации - требование о восстановлении владения вещью.

 

    Условия удовлетворения виндикационного иска зависят от характера незаконного владения вещью.

     Закон различает два вида незаконного владения чужой вещью, что порождает различные гражданско-правовые последствия: добросовестное и недобросовестное.

  Важным для практики является вопрос разграничения понятия добросовестности и недобросовестности приобретателя. Владелец признается добросовестным, если, приобретая вещь, он не знал и не должен был знать о том, что отчуждатель вещи не имеет права на ее отчуждение. В случае, если владелец вещи знал или, по крайней мере, должен был знать, что приобретает вещь у лица, не имевшего права на ее отчуждение, он считается недобросовестным.

  Грань между добросовестным и недобросовестным владением устанавливается судом, исходя из презумпциидобросовестности приобретателя. Для ее опровержения должно быть доказано, что приобретатель намеренно или по грубой неосторожности не принял во внимание конкретных обстоятельств сделки, из которых ясно видно, что вещь отчуждается неправомерно.

   Основные правила по доказыванию добросовестности приобретателя:

   - незнание или непонимание закона не доказывает добросовестность (например, покупка имущества у несовершеннолетнего или имущества, находящегося в залоге исключает «добрую совесть»), добросовестность может быть только результатом фактической ошибки;

 - если приобретатель, хотя и не знал о том, что отчуждатель не имеет права продавать имущество, но должен был это знать, судя по обстоятельствам продажи, - он не может быть признан добросовестным, например, покупка имущества по заниженной цене не ведет к добросовестности;

- для признания приобретателя недобросовестным недостаточно простой неосмотрительности, а нужны намерение или грубая неосторожность.

   Вообще же под понятием «знал» следует понимать не только непосредственное осведомление лица о том, что он приобретает имущество у субъекта, который не наделен правом на его отчуждение, но и одновременно осознание факта нарушения своими действиями прав другого лица. Относительно применяемого законодателем понятия «должен был знать», то оно характеризует недобросовестность того владельца (приобретателя), который хоть и не был непосредственно информирован об отсутствии у отчуждателя права на отчуждение имущества, но по обстоятельствам его вступления мог и обязан был об этом знать (например, лицо приобретало имущество у незнакомого отчуждателя вне магазина или рынка в сомнительной ситуации). В любом случае недобросовестными должны считаться лица, завладевшие имуществом или получившие имущество в результате совершения преступления (например, кражи, грабежа, разбоя, мошенничества), установленного в порядке, предусмотренном законом. При этом эти лица всегда должны считаться такими, которые знали о незаконности своего владения [2].

     Приобретатель не может быть признан добросовестным, если на момент совершения сделки по приобретению имущества право собственности в Государственном реестре прав на недвижимое имущество было зарегистрировано не за отчуждателем или в этом реестре была запись о судебном споре относительно этого имущества (обременения). В то же время запись в Государственном реестре прав на недвижимое имущество о праве собственности отчуждателя не является бесспорным доказательством добросовестности приобретателя. Ответчик может быть признан добросовестным приобретателем при условии, что сделка, по которой он приобрел во владение спорное имущество, отвечает всем признакам действительности сделки, за исключением того, что она совершена при отсутствии у продавца права на отчуждение. Собственник вправе опровергнуть возражение приобретателя о его добросовестности, доказав, что во время совершения сделки приобретатель должен был усомниться в праве отчуждателя на отчуждение имущества [1].

  В «Анализе некоторых вопросов о применении судами законодательства о праве собственности при рассмотрении гражданских дел» Верховный Суд Украины отмечает, что добросовестность приобретения - это не предмет иска, а одно из обстоятельств, имеющее значение для дела, которое подлежит доказыванию.

       В связи с этим не подлежат рассмотрению исковые требования о признании приобретателя имущества добросовестным, поскольку согласно ст. 338 ГК вопрос добросовестности приобретения имущества является одним из фактов, котрый имеет значение для разрешения дела и устанавливается судом в соответствии со ст. 214 ГПК [3] (об этом также говорится в решении Верховного Суда Украины от 19 января 2011 по делу № 6-13839св10). Такие заявления не подлежат рассмотрению на основании ч. 6 ст. 235 ГПК.

       Пунктом 24 Постановления Пленума Высшего Специализированного Суда Украины от 07.02.2014 № 5 «О судебной практике по делам о защите права собственности и других вещных прав» указано, что при рассмотрении такого иска ответчик согласно ст. 388 ГК вправе возразить против иска об истребовании имущества из его владения путем представления доказательств оплатного приобретения им этого имущества у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем он не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель). В таком случае предъявления встречного иска о признании добросовестным приобретателем не требуется и, кроме того, не является надлежащим способом судебной защиты (ст. 16 ГК), поскольку добросовестность приобретения - это не предмет иска.

     Только после доказательства добросовестности или недобросовестности приобретателя - фактического владельца вещью - можно решать вопросы виндикации этой вещи.

      Право в течение нескольких тысячелетий искало ответ на вопрос: вправе ли собственник, утративший владение, на безусловную и неограниченную виндикацию («где свою вещь нахожу, там ее виндицирую» - ubi rem meam invenio, ibi vindico).

    Но на сегодняшний день практически во всех правопорядках действует ограниченная виндикация, которая устанавливается в целях оборота. То есть между «двух зол» (защитить во всех случаях владельца или защитить добросовестного приобретателя) находится наиболее эффективная для гражданского оборота формула, хотя может и не всегда справедливая с точки зрения защиты права собственности.

        Итак, если ответчик - недобросовестный незаконный владелец - требование владельца об изъятии имущества подлежит удовлетворению во всех случаях!

     Он обязан вернуть законному владельцу вещь в том виде, в котором она находилась в момент завладения и несет ответственность за всякое виновное уменьшение ее ценности. Если недобросовестный владелец уничтожает или отчуждает вещь, то собственник может требовать возмещения ее действительной стоимости.

    Если ответчик - добросовестный незаконный владелец, то условиями удовлетворения иска являются (то есть вещь возвращается законному владельцу):

1. Приобретение имущества бесплатно.

      В случае, если добросовестный владелец приобрел вещь безвозмездно у лица, которое не имело права ее отчуждать, то виндикационный иск собственника подлежит удовлетворению во всех случаях, независимо от того, как выбыла вещь из владения собственника (по его воле или не по его воле).

2. Имущество утрачено истцом или лицом, которому он передал имущество во владение, помимо их воли.

      Если имущество было утеряно собственником, похищено у него или выбыло иным путем помимо его воли, то оно подлежит возврату собственнику, хотя добросовестный приобретатель и приобрел вещь оплатно. Это же правило действует и тогда, когда вещь выбыла из владения лица, которому собственник передал ее по договору.

    Статья 388 ГК предусматривает не только потерю или хищение как основание для защиты интересов собственника путем виндикации, но и другие случаи, хотя закон их не перечисляет. Главное, чтобы имущество выбыло из владения собственника не по его воле (пожар, наводнение и другие стихийные бедствия, мошенничество, совершение сделки под влиянием обмана, насилия, злонамеренное соглашение представителя собственника с другой стороной).

       Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, сама по себе не свидетельствует о его изъятии из владения лица, передавшего это имущество, не по его воле. При этом суд должен установить, была ли воля собственника на передачу права владения другому лицу.

       Если при рассмотрении виндикационного иска судом будет установлено, что основанием возникновения права собственности истца является ничтожная сделка и отсутствуют другие основания возникновения права собственности, суд отказывает в удовлетворении иска независимо от того, предъявлялся встречный иск о оспаривании сделки, поскольку согласно ч. 2 ст. 215 ГК ничтожная сделка является недействительной независимо от признания его таковой судом. Такая же оценка может быть предоставлена ​​судом незаконному акту государственного органа или органа местного самоуправления, который положен в основу возникновения права собственности лица на движимое имущество [1].

     Также считается выбывшим помимо воли собственника, и имущество, которое выбыло из владения на основании решения суда,которое в дальнейшем было отменено(постановления Верховного Суда Украины от 15 апреля 2014 по делу № 6-146ц13, от 11 июня 2014 по делу № 6-52цс14, от 2 сентября 2015 по делу № 6-1168ц15). Так же имущество, которое выбыло из владения собственника на основании решения третейского суда, принятого в отношении этого имущества, но в дальнейшем отмененного, считается выбывшим из владения собственника помимо его воли (постановления Судебной палаты по гражданским делам Верховного Суда Украины: от 28 января 2015 по делу № 6-218цс14, от 24 июня 2015 по делу № 6-251цс15).

     В другом деле (постановление ВСУ от 18.01.2017 по делу № 6-2723цс16) выбытие имущества на основании решения суда, которое в дальнейшем было отменено, не позволило истребовать имущество собственником, что совершенно справедливо, поскольку обстоятельства дела были следующими. Одно лицо («первый» собственник) было собственником квартиры и реконструировало ее в нежилые помещения, затем обратилось в суд о признании права собственности на реконструированные помещения. Затем это лицо продало эти помещения другому лицу («второму собственнику»), которое передало их в ипотеку банку в счет исполнения обязательств по кредитному договору. Вследствие невыполнения кредитного договора и внесения изменений в него право собственности перешло к банку. Но решение суда на основании которого было признано право собственности «первого» собственника на нежилые помещения было отменено (именно поэтому слово «первый» взято в кавычки, поскольку он остался собственником, просто другого помещения).

     В этом деле не произошло никакого выбытия имущества на основании решения суда, а решением суда «создан» другой объект права, а дальше этот объект отчужден в новом качестве - нежилого помещения. Поэтому нельзя удовлетворять требования о виндикации этого помещения, поскольку имущество выбыло не на основании решения суда, а недействительной сделки, что не всегда означает выбытие без воли. В этом случае очевидно наличие воли собственника на передачу вещи другому лицу, к тому же он получил ее стоимость при продаже.

        Также к другим случаям выбытия из владения собственника или лица, которому он передал имущество во владение может быть отнесен следующий.

       Если имущество было предметом судебного разбирательства о признании ипотечного договора действительным и по решению суда право собственности на него признано за другим лицом, однако настоящий собственник не был стороной указанного сделки, не был участником судебного разбирательства, и имущество отчуждено помимо воли собственника, то право собственности на имущество добросовестный приобретатель не приобретает, поскольку это имущество может быть у него истребовано. Право собственности настоящего собственника в таком случае презюмируется и не прекращается с утратой им этого имущества (постановление Верховного Суда Украины от 11 февраля 2015 по делу № 6-1цс15).

      Хотим также привлечь внимание к вопросу, о том, когда считать имущество выбывшим помимо воли из владения государством или территориальной общиной.

     Так, согласно правовой позиции ВСУ по делу № 6-2776цс16 от 18 января 2017 года вмешательство государства в право на уважение своей собственности, в том числе и лишение лица права собственности на имущество путем его истребования в пользу государства в целом является предметом регулирования ст. 1 Протокола к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Статья 1 Протокола гарантирует защиту права на мирное владение имуществом лица, которое законным путем, добросовестно приобрело имущество в собственность, и для оценки соблюдения "справедливого баланса" в вопросах лишения имущества имеют значение обстоятельства, по которым имущество было приобретено в собственность, поведение лица, из собственности которого имущество истребуется.

       Это решение должно быть образцом для дел, где имущество истребуют государственные и коммунальные органы на основании несоблюдения процедуры отчуждения имущества (чаще всего путем приватизации).

      Государство должно нести ответственность за лиц, осуществляющих соответствующие полномочия. Их небрежность, некомпетентность или недобросовестность при совершении действий направленных на отчуждение имущества частным владельцам не должны заносить над последними «дамоклов меч» в виде возможности потерять это имущество, при этом неопределенно долгое время (например, см.: постановление ВСУ от 5.10.2016 по делу №916 / 2129/15, которым истребовано имущество в интересах общества, поскольку решение местного совета о его отчуждения было отменено судом, а также указано, что применение ст.388 ГК не ограничивается сроками давности; в постановлении ВСУ № 916/2130/15 от 15 марта 2017 года указано, что распоряжение имуществом не способом и вне границ полномочий, предусмотренных законом, не может оцениваться как выражение воли территориальной общины).

     Думаем, что правовая позиция ВСУ по делу № 6-2776цс16 от 18 января 2017 года, с обоснованием защиты права на мирное владение имуществом лица, необходимостью оценки соблюдения "справедливого баланса" в вопросах лишения имущества должна получить развитие в дальнейшем при решении вопросов относительно изъятия имущества у частных лиц. Сам по себе факт отмены или признания недействительным решения публичного органа, по которому имущество передавалось частному лицу, не может быть безусловным основанием для признания этого имущества выбывшим из владения не по воле собственника. Должны учитываться и другие факторы.

Виндикация не допускается (то есть иск не удовлетворяется) если:

1. Истец требует вернуть деньги или ценные бумаги на предъявителя, которые существуют в документарной форме.

       При этом не имеет значения, выбыло имущество (деньги, ценные бумаги) по воле или помимо воли собственника или того лица, которому собственник передал имущество во владение, или имущество поступило к приобретателю безвозмездно. Добросовестность приобретателя является достаточным основанием для отказа в удовлетворении в иске собственнику об истребовании указанных объектов. Это положение не распространяется на именные ценные бумаги, поскольку они не могут быть переданы путем простой передачи.

2. Имущество выбыло из владения по воле истца.

      В случае, когда вещь выбывает из владения собственника по его желанию (он может передать ее на хранение), собственник несет риск выбора контрагента, которому он решил доверить свое имущество, то есть несет риски выбора ненадлежащего, недобросовестного контрагента.

     Собственник должен быть внимательным, а его ошибка или чрезмерная доверчивость не может защищаться правом больше, чем интересы добросовестного приобретателя (в интересах гражданского оборота!).

      Если владелец ненадлежащим образом отнесся к выбору лица, которое бы заслуживало доверия, то он лишается права требовать возврата вещей от добросовестного приобретателя, но ему предоставляется возможность требовать возмещения убытков от лица, которое не оправдало его доверие по договору.

    Например, по обстоятельствам одного из дел (постановление Судебной палаты по гражданским делам Верховного Суда Украины от 22 апреля 2015 по делу № 6-209цс14) представителем было совершена сделка с превышением полномочий. Согласно положениям ГК такая сделка создает, изменяет, прекращает гражданские права и обязанности представляемого лица только в случае последующего одобрения сделки этим лицом. Сделка считается одобренной в случае, если представляемое лицо совершило действия, свидетельствующие о принятии его к исполнению. То есть совершение юридических действий, которые четко не определены в договоре поручения, даже если они направлены на достижение конечной цели, ради которой заключен такой договор, и не охватываются содержанием договора поручения, могут создавать, изменять, прекращать гражданские права и обязанности доверителя только при условия их одобрения последним. Перед судом был поставлен вопрос может ли быть истребовано имущество приобретателем, который приобрел его у представителя, совершившего сделку с превышением полномочий. Фактически имущество приобретено не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело право его отчуждать (поскольку представитель действовал с превышением полномочий). Но, наличие в действиях владельца воли на передачу имущества другому лицу исключает возможность его истребования от добросовестного приобретателя.

3. Имущество приобретено в порядке, установленном для исполнения судебных решений.

      В этом случае можно истребовать вещь даже в тех случаях, когда вещь была утеряна собственником или похищена у него, выбыла из владения собственника при других обстоятельствах не по его воле.

     Применяя положения ч. 2 ст. 388 ГК о том, что имущество не может быть истребовано от добросовестного приобретателя, если оно было продано в порядке, установленном для исполнения судебных решений, суд должен иметь в виду, что иск собственника об истребовании имущества у лица, которое приобрело его в результате публичных торгов, проведенных в порядке, установленном для исполнения судебных решений, подлежит удовлетворению лишь в том случае, если торги были признаны недействительными, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 388 ГК собственник вправе истребовать имущество, которое выбыло из владения помимо его воли, и у добросовестного приобретателя. При рассмотрении иска о признании публичных торгов недействительными и истребовании имущества у лица, которое приобрело его на торгах, суд должен дать оценку тому, есть  ли нарушения, на которые ссылается истец, существенными и повлияли ли они на результат торгов. В связи с этим иск о признании публичных торгов недействительными, предъявленный лицом, права и законные интересы которого не были нарушены вследствие отступления от установленного законом порядка проведения торгов, и обоснованные такими обстоятельствами исковые требования собственника об истребовании проданного на торгах имущества удовлетворению не подлежат. При наличии оснований для признания публичных торгов недействительными в первоначальное состояние путем реституции возвращаются стороны договора - организатор торгов и их победитель. Итак, после этого имущество подлежит повторной продаже с публичных торгов в соответствии с порядком, установленным для исполнения судебного решения, поскольку удовлетворении иска о признании торгов недействительными не отменяет судебного решения, для выполнения которого такие торги были проведены [1].

    То есть при признании торгов недействительными вещь собственнику не возвращается, а возвращается организатору торгов, который проводит новые торги.

    При этом, в случае, если проведены во исполнение судебного решения публичные торги по реализации имущества признаны судом проведенными с нарушением действующего законодательства о порядке исполнения судебных решений, то лицо, которое приобрело это имущество, не является добросовестным приобретателем, у которого имущество не может быть истребовано в соответствии с ч. 2 ст. 388 ГК (постановление Верховного Суда Украины от 3 октября 2011, дело № 3-98гс11).

  Относительно момента приобретения права собственности добросовестным приобретателем необходимо учитывать, что в соответствии со ст.ст. 330, 334 ГК право собственности на недвижимое имущество, отчужденное лицом, не имевшим на это права, возникает у добросовестного приобретателя с момента регистрации права на такое имущество, если в соответствии со ст. 388 ГК оно не может быть истребовано у него.

   Исходя из содержания ст. 330 ГК, добросовестный приобретатель приобретает право собственности на имущество и в том случае, когда вступило в законную силу решение суда об отказе в удовлетворении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, поскольку согласно ч. 2 ст. 328 ГК право собственности считается приобретенным правомерно, если иное прямо не вытекает из закона или незаконность приобретения права собственности не установлена ​​судом [1].

     В случае если виндикационный иск собственника удовлетворен, покупатель этого имущества вправе в соответствии со ст. 661 ГК обратиться в суд с требованием к продавцу о возмещении убытков, причиненных изъятием у него товара по решению суда по основаниям, возникшим до его продажи.

       Проблемным вопросом практики является решение вопроса конкуренции виндикационного и обязательственного исков. Наличие между сторонами обязательственных правоотношений исключает возможность предъявления иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, поскольку передача имущества в пользование лицу, которое обязалось вернуть это имущество после окончания срока, на который оно передано, но не выполняет этой обязанности, базируется на условиях заключенного между сторонами договора и регулируется в соответствии разд. ІІІ кн. 5 ГК. Имущество, переданное владельцем другому лицу во владение или пользование по договору между ними, не может считаться выбывшим из владения собственника не по его воле [3].

      Как уже было отмечено, условием предъявления виндикационного иска является и то, что истец и ответчик не должны находиться в обязательственных отношениях по спорному имуществу. У них есть способы защиты, предусмотренные для обязательственных правоотношений.

      Также проблемным вопросом практики является решение вопроса о конкуренции виндикации и реституции (которая является следствием недействительности сделок).

       По смыслу ст. 388 ГК под добросовестным приобретением имеется в виду, что имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество, поэтому последствием сделки, совершенной с таким нарушением, является не двусторонняя реституция, а виндикация, то есть возврат имущества из незаконного владения.

     Требование о возврате имущества, переданного во исполнение недействительной сделки, по правилам реституции может быть предъявлено только стороне недействительной сделки (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Украины от 6 ноября 2009 № 9). Если же вещь уже выбыла от лица, которому вещь была передана по недействительной сделке, то реституцию применить нельзя.

    Таким, образом, если вещь находится на момент предъявления иска у контрагента, то применяется реституция, если у третьего лица, которое приобрело эту вещь у неуполномоченного лица, то предъявляется виндикационный иск.

     Норма ч. 1 ст. 216 ГК не может применяться в качестве основания иска о возврате имущества, переданного во исполнение недействительной сделки, которое было отчуждено третьему лицу. Не подлежат удовлетворению иски собственников имущества о признании недействительными последующих сделок по отчуждению этого имущества, совершенные после недействительной сделки. В этом случае имущество может быть истребовано от лица, которое не является стороной недействительной сделки, путем подачи виндикационного иска, в частности от добросовестного приобретателя - по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 388 ГК (постановление Верховного Суда Украины по делу № 3-103 гс11, постановление Верховного Суда Украины по делу №756 / 14448/14-ц от 30 ноября 2016 года)

   Необходимо также иметь в виду, что истребовать имущество у добросовестного приобретателя путем виндикации может только владелец такого имущества, путем реституции - сторона договора, которая может и не иметь прав на отчуждено им имущество [4]. Суды должны разграничивать, что когда имущество приобретено по договору у лица, которое не имело права его отчуждать, то собственник вправе на основании ст. 388 ГК обратиться в суд с иском об истребовании имущества у добросовестного приобретателя, а не с иском о признании договора об отчуждении имущества недействительным. Это касается не только случаев, когда заключен один договор с нарушением закона, но и случаев, когда спорное имущество отчуждено на основании следующих договоров [1].

      В случаях, когда в исках сочетаются или ошибочно заявляются требования о виндикации и реституции, суд должен самостоятельно определить, требование по существу (а не по форме) предъявляет истец, и, соответственно применять надлежащие нормы законодательства, руководствуясь при этом нормами ст. 4, пунктами 3, 4 ч. 1 ст. 214 ГПК [3].

     Также, невозможно и одновременное применение ст.ст. 216, 388 и 1212 ГК Украины (постановление ВСУ от 18.01.2017 по делу № 6-2723цс16). Фактически кондикционный иск является вспомогательным и применяется в случае невозможности применить или реализовать виндикационный иск или реституцию (другая позиция изложена в постановлении ВСУ от 2.03.2016 по делу №6-3090цс15 и решен вопрос о случаях когда кондикционное обязательство имеет самостоятельный характер, что требует отдельного исследования с точки зрения природы кондикционный обязательств).

      Касательно расчетов при истребовании имущества из чужого незаконного владения (расходов, доходов и т.п.) в ст. 390 ГК Украины установлены отдельные правила, которые требуют отдельного толкования.

Ссылки:

  1. Постанова пленуму Вищого спеціалізованого суду України з розгляду цивільних і кримінальних справ від 07.02.2014 № 5 «Про судову практику в справах про захист права власності та інших речових прав»
  2. Постанова пленуму Вищого спеціалізованого суду України з розгляду цивільних і кримінальних справ від 21.12.2012 р. «Про практику застосування судами законодавства під час розгляду цивільних справ про захист права власності та інших речових прав»
  3. Аналіз деяких питань застосування судами законодавства про право власності при розгляді цивільних справ // http://www.scourt.gov.ua/clients/vsu/vsu.nsf/(documents)/1207B66D24762C1DC2257D0E004CC419
  4. Узагальнення судової практики застосування судами законодавства, що регулює право приватної власності на житловий будинок Вищого спеціалізованого суду України з розгляду цивільних і кримінальних справ //http://sc.gov.ua/ua/uzagalnennja_sudovoji_praktiki.html

 

Оставить комментарий