Следователь, прокурор или суд обеспечивает участие переводчика в уголовном производстве, если заинтересованное лицо использовало предоставленное ему право на инициирование привлечения переводчика и для этого есть основания, предусмотренные законом.
 
Об этом говорится в постановлении коллегии судей Второй судебной палаты Кассационного уголовного суда в составе Верховного Суда, которая рассмотрела кассационную жалобу защитника осужденного по ч. 1 ст. 121 Уголовного кодекса Украины (умышленное тяжкое телесное повреждение) на приговор апелляционного суда.
 
Согласно судебному решению мужчина получил наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет. Апелляционный суд отменил приговор суда первой инстанции в части назначенного наказания и вынес новый приговор: обвиняемый был лишен свободы сроком на 7 лет.
 
В кассационной жалобе адвокат просил отменить приговор апелляционного суда, считая, что назначенное судом первой инстанции наказание является достаточным для исправления осужденного. Кроме того, защитник указал на ошибочность установленных судами обеих инстанций обстоятельств, что мужчина является гражданином Украины, поскольку на самом деле он является гражданином Российской Федерации. По мнению адвоката, в связи с этим нужно было привлекать переводчика, поскольку осужденный плохо владеет украинским языком, о чем в апелляционном суде последнему не предоставили возможности сообщить.
 
В постановлении ВС говорится, что апелляционный суд назначил осужденному наказание в соответствии с требованиями закона. И указал на то, что анализ положений Уголовно-процессуального кодекса Украины и Закона Украины «Об основах государственной языковой политики» устанавливает следующее: обеспечение участия переводчика осуществляется в зависимости от стадии уголовного производства следователем, прокурором или судом при условии использования заинтересованным лицом предоставленного ему права на инициирование привлечения переводчика (в данном случае — осужденным или его защитником) и наличии для этого предусмотренных законом оснований.
 
Как было установлено, досудебное расследование, производства в судах первой и апелляционной инстанций осуществлялись на украинском языке, процессуальные документы составлены на этом же языке и были вручены обвиняемому. При этом ни последний, ни его защитники не указывали на то, что лицо плохо владеет украинским языком и не просили привлечь переводчика.
 
К тому же при рассмотрении дела в апелляционном суде осужденному трижды предоставлялось слово, а из имеющихся в материалах производства копий документов усматривается, что он является гражданином Украины.
 
Коллегия судей сделала следующий вывод: несмотря на приведенные обстоятельства и учитывая, что осужденный не указывал на необходимость привлечения переводчика в этом уголовном производстве, у судов не было объективных оснований для привлечения переводчика по собственной инициативе. Верховный Суд оставил приговор апелляционного суда без изменений.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here