Различия в обращении, основанные на языке, в принципе не допускаются в процедурах отбора персонала для учреждений ЕС, однако такое различие допустимо при условии, что оно удовлетворяет фактическим потребностям прохождения службы, пропорционально этим потребностям и мотивируется четкими, объективными и предсказуемыми критериями.

В деле C-377/16 Испания просила Европейский Суд отменить в связи с дискриминацией по признаку языка уведомление Европейского парламента о подаче заявок на создание базы данных кандидатов, выступающих в качестве водителей. Форма заявки была доступна только на английском, французском и немецком языках. Помимо глубокого знания одного из 24 официальных языков ЕС в качестве «языка 1» процедуры отбора, кандидаты должны были иметь удовлетворительное знание английского, французского или немецкого языков как «языка 2». Парламент обосновал это ограничение выбора «языка 2» «интересами службы, которые требуют, чтобы вновь принятые на работу сотрудники могли эффективно общаться в своей повседневной работе», а также тем фактом, что эти три языка являются наиболее широко используемыми в учреждении.

Ранее в деле C-621/16P Комиссия подала апелляцию в Суд, требуя отмены решения Общего суда, в соответствии с которым последний отменил два уведомления об открытой конкуренции Европейского бюро по подбору персонала (EPSO) на том основании, что было незаконно ограничивать выбор «языка 2» конкурса английским, французским и немецким языками и ограничив этими тремя языками выбор языка общения между кандидатами и EPSO.

Своим решением Европейский суд справедливости в деле C-377/16 аннулировал уведомление и объявил базу данных водителей, созданную в рамках этого уведомления, недействительной, а в деле C-621/16P — отклонил апелляцию Комиссии.
Суд повторяет, что Положения о персонале запрещают любую дискриминацию, включая дискриминацию по признаку языка, при этом следует понимать, что различия в обращении по признаку языка могут быть разрешены, если они оправданы законной целью, представляющей общий интерес, такой как интересы службы или даже фактические потребности, связанные с обязанностями, которые должны выполнять трудоустроенные лица. В этой связи Суд отмечает, что при процедуре отбора учреждения пользуются широкими полномочиями при оценке квалификации и преимуществ кандидатов, которые должны быть приняты во внимание. Тем не менее, они должны не только гарантировать, что любое различие в обращении на основе языка является таким, что соответствует интересам службы и соразмерно им, но также и обосновывать такое различие с помощью четких, объективных и предсказуемых критериев, позволяющих кандидатам понять основания для такой разницы в обращении.

В деле C-377/16 Европейский Суд справедливости отмечает, что в отсутствие каких-либо указаний на то, что заполнить форму заявки, доступную только на английском, французском и немецком языках, можно было на любом из официальных языков ЕС, кандидаты предположили, что заполнение формы обязательно на одном из этих трех языков. Это привело к разнице в обращении на основе языка, что в принципе запрещено. Парламент не доказал, что существует законная цель, оправдывающая такое различие в обращении. Затем Суд отмечает, что ограничение выбора «языка 2» для английского, французского и немецкого языков также представляет собой разницу в подходах, основанных на языке, что в принципе запрещено. Призыв парламента к подаче заявок не оправдывает такое ограничение в отношении конкретных языковых потребностей, связанных с функциями, которые водители будут выполнять.

Европейский Суд отмечает, что ни тот факт, что водители должны выполнять свои обязанности во франкоязычных или немецкоязычных городах, ни тот факт, что лица, которые перевозятся чаще всего, используют английский язык, не могут служить оправданием для ограничения выбора «языка 2» тремя языками, упомянутыми выше. Парламент не установил, каким образом каждый из этих языков будет особенно полезен для выполнения соответствующих обязанностей и почему этот выбор не может включать другие официальные языки, которые могут иметь отношение к этим обязанностям. Кроме того, поскольку парламент не принял внутренних правил, регулирующих его языковой режим, нельзя утверждать, что эти три языка обязательно являются наиболее востребованными языками для исполнения всех обязанностей в этом учреждении.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here