В своем решении по делу «А» против России» (жалоба № 37735/09) Европейский суд по правам человека единогласно постановил, что было нарушение статьи 3 (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения) Европейской конвенции о правах человека в отношении девятилетней девочки, которая видела насильственный арест ее отца полицией.

31 мая 2008 года после школьного мероприятия, на котором присутствовали отец с дочкой, несколько человек подбежали к отцу, один из них сбил его с ног и начал избивать. Девочка выпрыгнула из машины и крикнула, что они должны прекратить избивать ее отца. Один из мужчин крикнул ей: «Закрой свой рот и садись в машину!» Заявительница испуганно повиновалась и некоторое время сидела в машине, наблюдая за избиением и арестом ее отца. Девочке стало плохо и ей нужно больше воздуха, она попыталась выйти из машины, но мужчины блокировали двери снаружи. В какой-то момент девочка всё же открыла дверь машины и убежала домой.

Она начала кричать по ночам, мочась и испытывая приступы паники, когда оставалась одна, перестала общаться с другими детьми, стала замкнутой, потеряла бодрость, испытывала трудности с речью и заработала тремор, затрагивающий ее лицо и конечности. Она потеряла интерес к музыке, несмотря на то, что раньше была успешной ученицей.   

После происшествия девочка была осмотрена невропатологом, ей был поставлен диагноз неврологическое расстройство и неврозоподобный энурез. Стресс вызвал крики ночью, страхи и необщительность, психологом был поставлен диагноз посттравматического стрессового расстройства, высокий уровень тревожности и фиксации на стрессовой ситуации. Кардиолог подтвердил ранее установленный диагноз пролапса митрального клапана. 

ЕСПЧ установил, что утверждения заявительницы заслуживают доверия, но единственным ответом властей на ситуацию было проведение предварительного расследования, которое было поверхностным и неэффективным. Кроме того, сотрудники правоохранительных органов, которые должны были быть хорошо осведомлены, что на месте операции находился или может находиться ребёнок, не учли ее интересов при планировании и проведении своей операции против ее отца, тем самым продемонстрировав ребенку акт насилия. Это очень сильно повлияло на нее, поскольку она страдала, в частности, от неврологического расстройства и посттравматического стрессового расстройства в течение нескольких лет после этого.

По мнению Европейского Суда, ребенок, ставший свидетелем такого насильственного инцидента, подвергся жестокому обращению, которое власти не смогли предотвратить в нарушение статьи 3 Конвенции. ЕСПЧ присудил заявительнице 25 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here