Как известно, в связи с  внесением изменений в Конституцию Украины, теперь представительство в судах первой инстанции осуществляют
исключительно прокуроры и адвокаты.

Так, согласно положениям п. 11 переходных положений Конституции Украины, с первого января 2019 года представительство в судах первой инстанции, за исключением представительства в суде в трудовых спорах, спорах о защите социальных прав, в отношении выборов и референдумов, в малозначительных спорах, а также относительно представительства малолетних или несовершеннолетних лиц и лиц, признанных судом недееспособными или дееспособность которых ограничена, — осуществляется адвокатами.

Исключением остались только вопросы представительства органов государственной власти и органов местного самоуправления в судах – они получили отсрочку до 01 января 2020 года.

И вроде говорили об этом не мало, и афишировалось, и анонсировалось, и обсуждалось… А вместе с тем, нет-нет, да и появится «желающий оказывать правовую помощь» путём представительства без статуса адвоката там, где уже нельзя.  По этому поводу и возникают конфликты. Конфликты, в первую очередь, связанные с неправильным пониманием упомянутыми лицами своего статуса в процессе, не правильного понимания ими правовой природы отношений между участниками дел, судом и лицами, которые участниками дела не являются.

Внимательные заметят, что с января 2019 года кроме приведенных лиц, представлять интересы в суде может и прокурор, но этот вопрос – отдельная тема для разговора, и скорее разговора сугубо юридического, ведь там должна идти речь о разграничении интересов государства и интереса государственных органов, о необходимости соблюдения процедур и предпосылок обращения в суд. В общем, для рядовых граждан это скучно и не совсем актуально.

Сегодня поговорим на более популярную тему — о том, кто же и в каких случаях будет надлежащим представителем в суде, каким образом представитель должен  подтвердить свои полномочия, а также обратим внимание на некоторые ключевые отличия.

Разобраться в этом вопросе изданию «Я и закон» помог постоянный эксперт, глава Киевского районного суда города Одессы Сергей Чванкин.

Так, закрепив монополию адвокатуры на представительство физических и юридических лиц в судах, законодатель предусмотрел порядок её реализации, определив основы деятельности адвокатуры профильным Законом «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», смежным и дополняющим, направленным на соблюдение гарантий относительно доступа к правосудию всеми гражданами, не зависимо от имущественного благосостояния, – Законом «О бесплатной правовой помощи» и конкретизировав их отдельными положениями в соответствующих процессуальных кодексах.

Вопрос представительства в гражданском судопроизводстве освещён положениями ст.ст.58-64 ГПК, где описано, кто может быть представителем, и как должны быть подтверждены его полномочия.

Так, адвокат может представлять лицо в гражданском суде по всем делам и исключительно на основании ордера или доверенности, что предусмотрено положениями ч.2 ст. 64 ГПК Украины, которые в силу положений ч.3 ст. 26 Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» являются специальными для вопросов представительства лица в суде.

Раньше для подтверждения полномочий адвоката к ордеру необходимо было приложить выписку из договора о предоставлении правовой помощи, в которой и определялся объем делегированных доверителем прав.

Сейчас подход диаметрально противоположный. Подписание ордера или выдача доверенности «по умолчанию» управомочивают адвоката на полное представительство лица в суде, то есть наделяют его правом осуществлять от имени лица все предусмотренные для такого лица права, а ограничение объема полномочий представителя осуществляется путём оговорки в тексте самого ордера или доверенности. То есть, поменялась сама формула с «правомочен только на то, что предусмотрено договором» на «правомочен на всё, кроме того, что запрещено доверителем».

При этом адвокаты, действующие на бесплатной основе от Центров предоставления бесплатной вторичной правовой помощи, представляя лиц в суде, также действуют на основании доверенности, что предусмотрено положениями ст. 21 Закона Украины «О бесплатной правовой помощи».

Что же касается помощников адвокатов и их правомочности на совершение каких- либо действий в судах от имени других лиц, то ч.2 ст. 16 Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» указывает на то, что последние выполняют поручения адвоката по делам, находящимся в производстве адвоката, кроме тех, которые относятся к процессуальным полномочиям (правам и обязанностям) адвоката. Более подробный список полномочий помощника адвоката содержится в утверждённом Советом адвокатов Украины «Положении о помощнике адвоката».

И тут возникают вполне логичные вопросы, актуальные как в отношении гипотетического помощника адвоката, так и иного лица, не имеющего статуса адвоката, действующего на основании доверенности. Первый из них – что имел в виду законодатель под формулировкой «исключительно адвокат осуществляет представительство другого лица в суде», внося соответствующее положение ст. 131-2 в Конституцию Украины? Ведь из конструкции положения получается, что речь идёт даже не о предоставлении правовой помощи, защите интересов или непосредственном участии в конкретном деле (судебном заседании), а о том, что установлен специальный режим представительства лица перед судом, если речь идет о каком-либо взаимодействии с судом, как с органом, осуществляющим правосудие, если реализация того или иного права отсылается к нормам процессуального закона.

Таким образом, под адвокатскую монополию подпадает всё – от подачи любого заявления, рассмотрение которого урегулировано процессуальным законом, до взаимодействия с судом на стадии исполнительного производства, в том числе и в вопросах получения копий решения или исполнительных листов.

Вместе с тем, если вопрос не касается процессуального законодательства, а вытекает, например, из процессов функционирования суда и подан в специальном порядке, предусмотренном Законом Украины «О доступе к публичной информации» или «Об обращении граждан», то соответствующее обращение может быть подано в суд на общих основаниях, по общим правилам представительства лица.

А что касается роли помощников адвокатов в представительстве в гражданском судопроизводстве – ответ на этот вопрос только предстоит искать. Так как «типичные» поручения адвокатов – подать документы в суд, получить в суде копии документов, ознакомиться с материалами дела – опираются на процессуальные права стороны, доверителя, то есть подразумевают, что, реализуя такое право стороны адвокат осуществляет представительские функции, которые, согласно Конституции, возложены на него и по большому счёту не могут быть делегированы помощнику, а если и могут, то на основании чего подтверждать полномочия помощника? Целого пакета документов, начиная с документов на представительство адвоката, заканчивая удостоверением помощника и письменным согласием «клиента»?

Все эти вопросы однозначно требуют осмысления и разрешения, потому что от них напрямую зависит оптимизирование процесса осуществления правосудия и успешность реформы в целом.

Кроме адвоката интересы лица в суде может представлять законный представитель. Данное понятие раскрывает ст. 39 ГК Украины. В этой части никаких новаций нет. Как и раньше, такое представительство касается малолетних, несовершеннолетних, недееспособных или ограничено-дееспособных людей, людей, признанных без вести пропавшими, представителями которых являются родители, усыновители, опекуны, попечители и, в некоторых случаях, другие лица, в порядке установленном законом.

Для подтверждения своих полномочий представители предоставляют суду соответствующие документы, подтверждающие возраст или ограничение дееспособности лица, в отношении которого осуществляется представительство, документы, подтверждающие родственные связи или те, на основании которых установлена опека/попечительство, и, в отдельном случае, решение суда об объявлении лица без вести пропавшим и назначении опекуна. При этом законный представитель имеет право перепоручения своих представительских полномочий в суде. В таком случае новый представитель подтверждает полномочия на общих основаниях – доверенностью или ордером.

Должностные лица органов, которым законом предоставлено право обращаться в суд в интересах несовершеннолетних или малолетних лиц или лиц, признанных судом недееспособными или дееспособность которых ограничена, могут представлять их в суде в делах, где они представляют интересы таких граждан, кроме случаев, когда сам такой орган является стороной спора или третьим лицом.

В малозначительных делах и трудовых спорах представлять в суде могут лица, достигшие восемнадцати лет и обладающие гражданской процессуальной дееспособностью. Надлежащим подтверждением полномочий для таких представителей будет доверенность, но следует помнить, что приведенный законом перечень дел, где такое представительство возможно – исчерпывающий. И снова вопрос: когда дело становится малозначительным? С какого момента представлять интересы в нём можно только на основании доверенности, без статуса адвоката?

Если с трудовыми спорами определиться не сложно – достаточно просто исходить из правовых оснований, заявленных истцом требований, то малозначительные дела, как известно из ч.6 ст. 19 ГПК Украины, прямо предусмотренные – у которых цена иска не превышает 100 размеров прожиточного минимума для трудоспособного лица. Есть также дела, которые могут быть признаны судом «незначительной сложности» , кроме дел, подлежащих рассмотрению только по правилам общего искового производства, и дел, цена иска в которых превышает пятьсот размеров прожиточного минимума для трудоспособных лиц.

Так вот, в последнем случае, пока дело не признано судом малозначительным, представлять его участника в суде можно только имея статус адвоката. Иными словами, подать иск в таком деле представитель — не адвокат не может, так как формально, до вынесения судом определения о признании спора малозначительным, не может быть допущен в качестве представителя.

Так же актуальным остаётся оценка правомочности представителя в суде по заявлениям, которые в принципе не могут быть оценены относительно критерия малозначительности – заявления об обеспечении доказательств, о применении мер обеспечения иска до его подачи, заявления о выдаче судебного приказа или его отмене и так далее, но исходя из буквальной формулировки норм Конституции Украины и норм Гражданского процессуального кодекса, где усматривается прямой разрешительный принцип, представителем без статуса адвоката лицо может быть только в спорах, вытекающих из трудового законодательства и делах искового производства, которые отнесены к малозначительным на основании закона или признанны таковыми судом, в иных случаях такое представительство, соответственно — невозможно.

Что же касается «обратной силы» закона, то есть того, что некоторые представители, действовавшие ранее на основании доверенности и не имеющие статуса адвоката, остались «за бортом» как в вопросах непосредственного участия в судебных заседаниях, так и в возможности осуществления других прав в суде в интересах доверителя, то необходимо упомянуть следующее.

Согласно переходным положениям п.11 Конституции Украины, представительство в суде в процессах, начатых до вступления в силу Закона Украины «О внесении изменений в Конституцию Украины (относительно правосудия)», что произошло 30.09.2016 года, осуществляется по правилам, действовавшим до вступления в силу, — до принятия в соответствующих делах окончательных судебных решений, не подлежащих обжалованию.

При этом не стоит путать «окончательное судебное решение, не подлежащее обжалованию», со «вступлением решения в законную силу».

По большому счёту «окончательных решений» не так уж и много — это всего два документа: постановление суда кассационной инстанции, вынесенное по итогам рассмотрения кассационной жалобы, и постановление апелляционного суда, вынесенное по итогам рассмотрения апелляционной жалобы на определение суда о взыскании штрафа с лица, по предусмотренным ст. 148 ГПК основаниям.

Все остальные решения в гражданском процессе технически не окончательны и могут быть обжалованы даже спустя большой промежуток времени, и с учетом того, что подавляющее большинство дел до кассационной инстанции не доходит, большинство дел так и не получает своего «окончательного решения», а только «решение вступившее в законною силу».

В свете изложенных неточностей, спорных вопросов и отсутствия официального разъяснения со стороны судов высших инстанций, существует целый комплекс актуальных вопросов, которые в каждом суде стараются решать своими силами, что в целом неправильно и приводит к неодинаковому применению закона, возможным процессуальным ошибкам, влекущим за собой порой курьезные ситуации, когда кажется, что дело зашло в процессуальный тупик, и, как следствие, – к падению авторитета судебной власти и существенному увеличению нагрузки на судей и сотрудников суда.

Так, вместо единого принципа представительства сотрудникам суда каждый раз нужно обращаться к материалам дела, с тем, чтобы узнать, когда же было открыто производство, есть там окончательное решение или нет, как правильно трактовать представительство в малозначительных делах, с какого момента дело считается малозначительным, распространяется это правило только на дела по искам или распространяется на другие виды производств — приказное, отдельное, на рассмотрение отдельных процессуальных заявлений, таких как обеспечение доказательств до подачи иска, или выдачу дубликата исполнительного листа? И где границы упомянутого Конституцией представительства лица в суде? Что имел в виду законодатель? -Непосредственно представительство в ходе рассмотрения дела, участие в заседаниях или любые отношения с судом, связанные с осуществлением правосудия?

Сегодня ответов на эти вопросы не так много и они не категоричны, как хотелось бы. Наша позиция заключается в точном соблюдении закона так, как он написан, без дополнительного его толкования.

Только принципиальное соблюдение предписаний закона сможет обеспечить успешное проведение этой реформы и вывести процесс осуществления правосудия на принципиально новый, качественный, профессиональный, уровень, не только со стороны суда, но и со стороны представителей.

Безусловно, это сложный процесс. Сложно и для тех, кто привык предоставлять услуги по представлению интересов в суде не будучи адвокатом, ведь придется либо получать этот статус, либо заканчивать свою деятельность, и для участников процесса, потому как услуги адвоката стоят, как правило, дороже услуг представителя без такого статуса, и для суда – без однозначных разъяснений, с необходимостью в каждом, даже техническом случае, вроде выдачи копии решения исполнительного листа  представителю, «поднимать» материалы дела, выполняя уйму работы просто для того, чтобы убедиться в правомочности представителя, а в случае, если кто-то еще «не до читал» о новых правилах, отстаивать позиции закона, проводить разъяснительную работу и не редко — работать в конфликтной ситуации.

Подводя итог, хочется ещё раз акцентировать внимание читателей на том, что осуществление правосудия во всех его проявлениях — это очень ответственная и строго регламентированная деятельность. Принципиальность соблюдения требований закона относительно представительства лиц в суде — это, в первую очередь, основа для надлежащей реализации судом своих функций, ведь допуск ненадлежащего лица в качестве представителя может повлечь катастрофические последствия, как для дела, так и для лица, которого такой «представитель» будет представлять в суде.

Предыдущая статьяПрезидент принял участие в открытии объездной дороги в обход Рени
Следующая статьяСтартуют дни открытых дверей в учреждениях профессионального образования
Сергей Чванкин
Председатель Киевского районного суда города Одессы, председатель ОО «Ассоциация следственных судей Украины», кандидат юридических наук, доцент.
В 2002 году окончил дневное отделение Одесской национальной юридической академии и получил квалификацию магистр права (диплом с отличием).
Работал с июня 2002 года по ноябрь 2008 года на должности помощника (с 21 июня 2006 года - старшего помощника) прокурора Киевского района города Одессы.
С декабря 2008 года по апрель 2011 года работал на должности судьи Суворовского районного суда города Одессы. С апреля 2011 года по настоящее время возглавляет Киевский районный суд города Одессы.
В 2014 году был инициатором создания «Ассоциации следственных судей Украины», целью которой является совершенствование уголовного и уголовно-процессуального законодательства по защите прав человека.
С сентября 2015 принимает активное участие в реализации проекта «Электронный суд» - первого пилотного проекта в Украине относительно перехода рассмотрения судебных дел в электронном виде.
В 2014 году Киевский районный суд грода Одессы под председательством С.А. Чванкина признан ТУ ДСА в Одесской области лучшим судом Одесской области. С.А.Чванкин в 2014 году был награжден почетной грамотой Совета судей Украины за высокие организаторские способности.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here