Прошедший 2017 год стал поворотным в криптоэкономике: финансовые институты ввели биткойн-фьючерсы, на крипторынок стали приходить крупные инвесторы, криптовалюта стала средством накопления и сбережения. Становится очевидным тот факт, что дальнейшее игнорирование криптовалют становится невозможным, поэтому многие страны задумались о процессах регулирования этого рынка. Не стала исключением и Украина. На сегодняшний день уже существуют несколько законопроектов, целью которых является правовое регулирование соответствующих отношений.

Среди таких отметим законопроекты: № 7183 от 16.10.2017 «Об обращении криптовалют в Украине», № 7183/1 от 10.10.2017 «О стимулировании рынка криптовалют и их производных в Украине», № 7246 от 30.10.2017 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины», «О применении технологии распределенного реестра цифровых транзакций и правовом статусе токенов и криптовалют в Украине» (автор А. Мушак).

Тем не менее, на сегодняшний день следует констатировать отсутствие самостоятельного правового регулирования вопросов создания («майнинг») и обращения («трейдинг») криптовалют[1]в Украине, равно как и отсутствие соответствующих методик производства судебной экспертизы. Поэтому задачи данной публикации ограничим лишь привлечением внимания судебных экспертов, юристов, органов следствия и суда к данной проблематике.

Обращение к судебному эксперту может быть вызвано различными обстоятельствами. В частности, при взломе «кошелька» или онлайн-кабинета на криптовалютной бирже и похищении определенного количества криптовалют посредством их перевода на реквизиты похитителя, может возникнуть вопрос определения размера убытков в понимании ст. 242 Уголовного процессуального кодекса Украины и т.д.

Не можем исключить потенциальную необходимость проведения в оценки (в том числе т.н. «ретроспективной») криптовалют  соответствующими субъектами оценочной деятельности с учетом положений Закона Украины «Об оценке имущества, имущественных прав и профессиональной оценочной деятельности», а также нормативных документов по вопросам оценки. Весьма актуальной представляется проблема возможности привлечения к ретроспективной ответственности должностных лиц за коррупционные правонарушения с использованием криптовалют и так далее.

Методами судебной экспертизы на сегодняшний день гипотетически могут решаться вопросы: обоснованности отображения криптовалют в соответствующих декларациях, заполняемых чиновниками и претендентами на соответствующие публичные должности (как известно, такая практика уже имеет место[2]); учета и отображения криптовалют и операций с ними в финансовой и бухгалтерской отчетности. Посредством проведения компьютерно-технической и телекоммуникационной судебной экспертизы могут разрешаться вопросы восстановления утраченных (удаленных) данных с носителей информации, где размещались «кошельки» с криптовалютами (т.н. «холодные кошельки») или ключи доступа к ним, факты взаимодействия в соответствующих блокчейн-сетях посредством сети интернет и т.п. Часть подобных исследований может быть направлена на решение интеграционных экспертных задач, то есть являться комплексными исследованиями.

Иное дело, что в отсутствие четкого законодательного регулирования установление данных фактов и обстоятельств посредством производства судебной экспертизы не всегда востребовано или в принципе возможно. Однако подобное положение дел может измениться в любой момент.

Поэтому прежде всего следует определиться с тем, чем является «криптовалюта» на сегодняшний день в отечественном правовом поле.

Исследователи сходятся во мнении, что криптовалюты не являются денежными знаками и валютой в понимании Закона «О Национальном банке Украины», не являются платежным средством[3]. Не являются они и «электронными деньгами»[4]. Подобную позицию разделяют НБУ и ГФС Украины, а также нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку и регулированию финансовых услуг. Специальный закон, который регламентировал бы процессы создания и оборота криптовалют, как мы уже упоминали, на сегодняшний день отсутствует. В подобном нормативном вакууме необходимо прибегнуть к теоретическому определению криптовалют как объектов соответствующих правоотношений.

По нашему мнению, криптовалюты относятся к определенным активам или благам[5], которые в понимании статьи 177 и других Гражданского кодекса Украины могут выступать объектами гражданских прав.

Представляется, что криптовалюты наиболее близки к понятию имущества (имущественных прав). Последним можно обладать на том или ином правовом титуле и осуществлять фактический контроль путем обладания уникальными ключами (кодами, паролями).

Следует отметить, что законодательно оборот криптовалют в Украине как определенного имущества (в экономическом отношении – специфического товара[6]) не запрещен.

В практике ЕСПЧ понятие «имущества» трактуется расширительно, через конструкцию «мирного владения имуществом», под которое подпадают, судя по всему, и криптовалюты (ст. 1 Протокола 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод). В отечественной же цивилистике доминирует несколько иной подход.

Тем не менее, не углубляясь в дискуссии вокруг допустимости и целесообразности использования концепции «бестелесной вещи»[7](распространение режима вещного права на объекты гражданских правоотношений, не являющихся вещами как предметами материального мира и не обладающими телесностью) и подобных построений, отметим, что концепция криптовалюты – имущества была бы весьма удобной на фоне отказа в признании криптовалюты платежным средством. Дискуссионными при этом являются вопросы возможности обладания криптовалютами на праве собственности, защиты прав на такие объекты вещными исками и так далее, однако их рассмотрение выходит за пределы нашего доклада.

 Некоторые ученые полагают, что криптовалюты следует относить к нематериальным благам[8]. При этом предполагается, что именно в качестве нематериального блага они должны учитываться на балансе юридических лиц, облагаться налогами и т.д., участвовать в обороте. Следует отметить, что вопрос учета криптовалют, токенов[9]на сегодняшний день лишается не урегулированным нормативно.

Полагаем, что решение данного вопроса позитивным путем, то есть посредством детального законодательного регулирования сможет снизить градус дискуссий вокруг данной проблематики. После чего возможно ожидать и роста потребности в разрешении тех или иных вопросов криптовалютного рынка либо же связанных с правонарушениями в данной сфере посредством судебной экспертизы, в частности судебно-экономической и других видов, в том числе комплексных экспертиз.

 Резюмируя, можем предположить следующее. На сегодняшний день вопросы создания и обращения криптовалют не имеют специального законодательного регулирования. Тем менее, мы сталкиваемся с объективной данностью, поэтому соответствующие отношения между людьми по поводу криптовалют необходимо квалифицировать с точки зрения действующего законодательства а, при возникновении споров, и с позиций методик производства судебной экспертизы. Последние нуждаются в разработке в установленном нормативно-правовыми актами порядке.

[1]Под криптовалютой будем понимать децентрализованный цифровой актив, созданный определенным методом шифрования (Биткоин и др. так называемые «альткоины»).

[2]См. например: https://www.segodnya.ua/economics/kriptovalyuta/zagadki-kriptovalyut-zachem-ukrainskie-chinovniki-deklariruyut-bitkoiny-1115821.html

[3]При этом отдельные зарубежные страны пошли путем признания криптовалют платежным средством. Детальнее об опыте иностранного регулирования данного вопроса см.:  https://sud.ua/ru/news/blog/110210-kriptovalyuty-pravovaya-priroda-i-regulirovanie.

[4]На сегодняшний день научными сотрудниками ОНИИСЭ ведется разработка соответствующей научной темы. Электронные деньги – обязательства финучреждений, законодательно признанные средством платежа.

[5]Следует отметить, что в данном вопросе отсутствует как строгость терминологии, так и единство в ее употреблении. Не в последнюю очередь это объясняется тем, что подобные современные изобретения с трудом укладываются в классическую цивилистическую систему вещей и иных объектов гражданских прав.

[6]Следует отметить противоречивость положений отечественного законодательства, которые зачастую под «товаром» признают лишь предметы материального мира, хотя в современных условиях понятно, что товаром является и информация как таковая, даже не привязанная к какому-либо конкретному материальному носителю.

[7]Определённые, хоть и непоследовательные предпосылки для этого заложены в ст. 190 ГКУ.

[8]https://sud.ua/ru/news/blog/110210-kriptovalyuty-pravovaya-priroda-i-regulirovanie

[9]англ. token– знак, символ, при инвестировании во многом схож с классическими акциями компаний, но выполняет и иные функции.

 

 

Автор: Артём Рипенко, к. ю. н., директор Одесского научно-исследовательского института судебных экспертиз Министерства юстиции Украины

Предыдущая статьяСегодня будут транслировать в режиме онлайн уголовное дело Труханова (ВИДЕО)
Следующая статьяКак при ДТП самостоятельно защитить свои права и сэкономить на юридических услугах
Артём Рипенко
Кандидат юридических наук, директор Одесского научно-исследовательского института судебных экспертиз Министерства юстиции Украины.
Старший научный сотрудник отдела проблем аграрного, земельного и экологического права Института государства и права им. В.М. Корецкого НАН Украины, доцент кафедры социально-правовых дисциплин Одесского государственного университета внутренних дел.
Начинал трудовой путь юристом в частных компаниях сферы агробизнеса.
Впоследствии работал в Одесском областном управлении Государственной земельной инспекции Украины, занимал руководящие должности в юридическом департаменте Одесского городского совета.
Преподавательскую деятельность начал в 2011 году в НУ «Одесская юридическая академия» (кафедра земельного, аграрного и экологического права под руководством проф. И.И.Каракаша). Автор более 80 научных публикаций.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here