10 лет назад Совет Европы принял Конвенцию «О предотвращении насилия над женщинами и домашнего насилия и борьбу с этими явлениями», также известную как Стамбульская конвенция. Украина тогда подписала этот важный документ, однако в отличие от многих государств до сих пор не смогла его ратифицировать. Сегодня этот вопрос снова встает на повестке дня для Верховной Рады.

Почему ратификация так важна для нашей страны, и какие перспективы для украинского общества открывает имплементация положений Стамбульской конвенции? Об этом шла речь во время круглого стола, который 14 мая состоялся по совместной инициативе вице-премьер-министра по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольги Стефанишиной и Офиса Совета Европы в Украине. К участию в нем были приглашены представители украинского парламента, правительства, Уполномоченного Верховной Рады по правам человека, Генеральной прокуратуры, правоохранительных органов, местных органов власти и общественных организаций, причастных к формированию и реализации политики, направленной на противодействие домашнему и гендерно обусловленному насилию.

 

Золотой стандарт

Руководитель Офиса Совета Европы в Украине Стэн Нёрлов во время круглого стола заявил, что гендерное неравенство является первопричиной насилия над женщинами и домашнего насилия. Важность Стамбульской конвенции заключается в том, что она стала первым обязательным юридическим документом, предложившим комплексные действия для преодоления этого явления.

«Благодаря защите жертв, преследованию обидчиков и скоординированной политике Стамбульская конвенция является «золотым стандартом» в работе по предотвращению и борьбе с насилием над женщинами и домашним насилием»,  – отметил он.

По информации заместителя Генерального секретаря Совета Европы Бьёрна Берге, 34 государства-члена СЕ из 47 уже ратифицировали Стамбульскую конвенцию. «И в тех странах, где это состоялось, происходят положительные изменения в национальном законодательстве, создается безопасная атмосфера, где могут жить и работать женщины без страха», – подчеркнул он.

По его мнению, это не случайно, ведь «стандарты Конвенции по защите женщин выше тех, которые заложены в национальные законодательства многих стран включительно с Украиной. Конвенция обеспечивает независимый мониторинговый механизм для оценки реализации на национальном уровне, предоставляет рекомендации и помощь для достижения прогресса». А также усиливает международное сотрудничество, в частности, в привлечении обидчиков к ответственности.

В то же время Стамбульская конвенция – это документ, который направлен на отстаивание прав человека. Об этом заявила Координатор системы ООН в Украине, гуманитарный Координатор Оснат Лубрани. Конвенция говорит о разных формах дискриминации и конкретных видах насилия над женщинами, и таких менее известных, как домогательство и преследование. «Это и новые формы насилия, появляющиеся, например, в цифровом пространстве, или насилие, касающееся экстремизма», –  сказала она. Конвенция признает, что женщины и девушки подвергаются дискриминации также внутри одного пола. Из-за нее страдают мигранты, беженцы, женщины ромов. «Хочу отметить, что Конвенция касается как мирной ситуации, так и ситуации войны», – добавила Оснат Лубрани.

Как страна-подписант Украина взяла на себя обязательства ратифицировать Стамбульскую конвенцию. К этому побуждает и ситуация, в которой она находится. Стэн Нёрлов сослался на исследование ОБСЕ, проведенное в 2019 г., согласно которому 64% всех наших соотечественников считают, что насилие над женщинами остается распространенным феноменом, а 67% женщин уверяют, что переживали психологическое, физическое или сексуальное насилие. И половина украинок вообще не знает, что делать в таких ситуациях.

Проблему домашнего и гендерно обусловленного насилия заострила пандемия COVID-19. Чрезвычайный и Полномочный Посол Германии в Украине, представитель председательствующей страны в Комитете министров СЕ Анка Фельдгузен сослалась на исследование, проведенное в Украине с ноября прошлого года, согласно которому более 40% женщин впервые подверглись насилию именно в коронавирусный период.

«Можно уверенно говорить о «пандемии домашнего насилия», которая и дальше распространяется. Мы уже знаем, что для того, чтобы защититься от вируса, следует делать прививки и носить маски. Чтобы защитить женщин от домашнего насилия, следует ратифицировать Стамбульскую конвенцию и применить ее на практике», –  подчеркнула она.

 

Домашнее насилие – не частное дело

Вице-премьер-министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольга Стефанишина убеждена, что Стамбульская конвенция обусловила большую мировоззренческую трансформацию во многих странах. Соответствующие изменения происходили и в нашем государстве. «С 2011 г. Украина сделала немало шагов для того, чтобы национальное законодательство и практика его применения были приведены в соответствие с этим документом и принципами, определенными им», – сообщила она.

Так, в 2017 г. с целью имплементации стандартов, определенных Стамбульской конвенцией, были внесены изменения в Уголовный и Уголовный процессуальный кодексы Украины, вступившие в силу в 2019 г. «Вопрос совершения домашнего насилия определен уголовно наказуемым деянием. Это стало первым этапом, который позволил государству и, самое главное, – жертвам домашнего насилия говорить, что такое явление существует».

Весомости работы в этом направлении прибавил Указ Президента Украины, направленный на предотвращение и борьбу с домашним насилием и защиту потерпевших от него, который был подписан 21 сентября 2020 г. Он определил такую работу приоритетной для органов государственной власти.

В феврале 2021 г. Верховная Рада одобрила в первом чтении законопроект, усиливающий административную ответственность за домашнее насилие. А недавно парламентским Комитетом по вопросам правоохранительной деятельности был поддержан этот законопроект ко второму чтению. В частности, он предусматривает возможность рассмотрения административных дел о домашнем насилии в судах без участия обидчика. «Мы надеемся, что это ускорит рассмотрение таких дел, а также увеличит продолжительность административных арестов за совершение впервые домашнего насилия до 10 дней», – объяснила заместитель председателя этого Комитета Марина Бардина.

24 февраля 2021 г. Кабинет Министров принял Государственную социальную программу предупреждения и противодействия домашнему насилию и насилию по признаку пола на период до 2025 г. Ольга Стефанишина сообщила, что в апреле текущего года впервые в истории нашего государства правительство выделило более 250 млн грн для финансирования развития системы приютов, мобильных бригад, центров дневного пребывания в разных регионах Украины. Также она отметила: «За этот год мы планируем обеспечить полный охват всей инфраструктурой, необходимой для работы с женщинами и мужчинами, другими категориями граждан, которые становятся или могут стать жертвами домашнего насилия. Также сегодня мы говорим и о стандартах приютов, и о стандартах реагирования, и о доступе к государственной правовой помощи, о наличии горячих линий».

Защита прав людей, пострадавших от домашнего насилия и насилия по половому признаку, определена одним из приоритетов в деятельности Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека. «Ключевой задачей является восстановление прав граждан, пострадавших от такого насилия, на охрану здоровья, социальную защиту и предоставление бесплатной правовой помощи», –  поделился представитель Уполномоченного Виктор Иванкевич. По его информации, за I квартал текущего года в их Офис уже поступило почти втрое больше сообщений о таких нарушениях прав человека, чем за аналогичный период прошлого года.

Свое мнение имеет и Министерство социальной политики. Его руководитель Марина Лазебная отметила, что за прошедшие 10 лет произошло немало важных изменений: «Мы начали меняться сами, мы меняем стереотипы в обществе, разрушаем барьеры, прекращаем толерантно относиться к дискриминации и нарушению прав человека. Мы подняли уровень общественного осознания, что домашнее насилие – это не частное дело, а преступление с длительными последствиями, которое калечит жизни людей». Домашнее насилие – не просто беда и кризис отдельной семьи, это риски в построении социального мира и благополучия общества.

 

О чем свидетельствует растущая статистика

В самом начале своего выступления Генеральный прокурор Ирина Венедиктова высказалась в поддержку Стамбульской конвенции: «Мы и словами и действиям все делаем для того, чтобы состоялась ее ратификация, чтобы нормы, прописанные в ней, не были лишь декларацией».

Она имеет все основания так говорить, поскольку оперирует большим статистическим массивом. И, в частности, сообщила, что ежедневно правоохранителями регистрируется около двух десятков уголовных правонарушений, связанных с домашним насилием. Также ежедневно в суд направляется, как минимум, 14 таких дел. В прошлом году по статье «Домашнее насилие» было зарегистрировано 3 тыс. уголовных правонарушений. «А в целом правонарушений этой категории у нас было более 5 тыс., и это на 88% больше, чем в 2019 г.», – отметила она.

По мнению Генпрокурора, это не означает, что количество таких преступлений резко возрастает. Другое дело, что правоохранители начали их видеть и учитывать. Это с одной стороны. А с другой – граждане начали обращаться за помощью, понимая, что имеют на это право. Поэтому динамика соответствующей статистики просто поражает. В 2018 г. с заявлениями относительно домашнего насилия к правоохранителям обратилось 1,5 тыс. потерпевших, в 2019 г. – более 2,5 тыс., в 2020 г. – около 4 тыс., а в первом квартале текущего года их уже оказалось 1225.

В 2019 г. совершено 80 умышленных убийств, связанных с домашним насилием, а в 2020 г. таких было 70. Также в прошлом году более 800 человек осуждено по статье «Домашнее насилие».

«Нельзя обойти вниманием и то, что наблюдается увеличение преступлений в категории домашнего насилия в результате причиненных незаконных действий психологического характера. Это преступление очень трудно потом доказывать. В 2019 г. таких было 760 случаев, а в 2020 г. – уже 1798. За 3 месяца 2021 г. от противоправных действий сексуального характера во время домашнего насилия пострадало практически столько же людей, как и в течение предыдущих трех лет», – добавила Ирина Венедиктова.

Однако вряд ли такую статистику можно считать окончательной. Нередко жертвы домашнего насилия боятся общественного осуждения и не спешат выдавать своих обидчиков. Они считают это своим частным делом, мол, не следует выносить сор из избы.

Чаще всего такого мнения придерживаются и обидчики, которые давят на своих жертв. Мужчина имеет собственную квартиру и полагает, что за ее дверями может учинять все, что вздумается.

Но были случаи, когда подобное мнение разделяли и правоохранители. Об этом также сообщила Генпрокурор: «Мы установили факт, что правоохранители отказывались вносить в Реестр досудебных расследований случаи, когда муж бил жену». Это свидетельствует или об их правовом нигилизме, или говорит о гражданской неосведомленности. Чтобы избавиться от подобных проявлений, необходимо проводить тренинги по одинаковым стандартам для Национальной полиции, прокуроров и судей.

Министерство внутренних дел определило предотвращение и противодействие домашнему насилию одним из аспектов своей работы. Такие же акценты ставит и Национальная полиция, реализующая политику и принимающая конкретные меры реагирования на случаи домашнего насилия. Об этом напомнила заместитель министра внутренних дел Катерина Павличенко. По ее словам, сегодня проводится системное обучение полицейских, обновляется организационно-штатная структура. В этом году созданы специализированные сектора и мобильные группы реагирования полицейских на случаи домашнего насилия. Сейчас таких работает уже 55 по всей Украине. Есть и другие полицейские подразделения, реагирующие на домашнее насилие в рамках своей компетенции.

Те положения Стамбульской конвенции, которые уже нашли свое отражение в действующем законодательстве, значительно усилили потенциал государственных институтов, в частности, Национальной полиции, особенно в части защиты потерпевших лиц. «Для любой демократической страны защита прав и свободы человека является наибольшим приоритетом. Поэтому ратификация Стамбульской конвенции усилит механизмы защиты от всех форм насилия над женщинами», – подчеркнула Катерина Павличенко.

 

Почетный амбасадор

В 2016 г. Украина уже приступала к ратификации Стамбульской конвенции, но тогда попытка оказалась неудачной. В Верховной Раде предыдущего созыва для положительного решения не хватило голосов. Теперь к ратификации должен подойти нынешний депутатский корпус.

Выступая перед участниками круглого стола, заместитель Председателя Верховной Рады Елена Кондратюк заверила, что руководство парламента готово содействовать и сопровождать внесение официального текста Стамбульской конвенции на рассмотрение сессионного зала. Но окончательное слово в этом вопросе останется за народными избранниками.

«Парламент – это представительский орган всего украинского народа, срез нашего общества со всеми его плюсами и минусами, стереотипами и предубеждениями. Поэтому, конечно, воли одного руководства парламента и профильного Комитета недостаточно для принятия положительного и ответственного решения. Для этого нужно содействие и понимание самого содержания Конвенции большинством народных депутатов, а также поддержка ратификации со стороны избирателей, которых они представляют», – пояснила она.

По мнению Елены Кондратюк, ратификация Стамбульской конвенции зависит от политической готовности монобольшинства: «Это вообще лакмус для фракции большинства, которая заявляет о европейских перспективах Украины и должна была бы взять наибольшую адвокацию и ответственность за ратификацию именно на себя».

Заместитель председателя парламентского Комитета по вопросам интеграции Украины в ЕС, руководитель Постоянной делегации Украины в ПАСЕ Мария Мезенцева обращает внимание еще на один момент, который может сказаться на ратификации: «В парламентском измерении можно увидеть определенный «батл» наибольших межфракционных объединений – МФО «Рівні можливості» и МФО за ценности стандартной семьи». Последнее из них, как известно, выступает против Стамбульской конвенции.

Барьеры на пути ратификации на этом не заканчиваются. Особого внимания требует Совет Церквей, он имеет влияние на определенную часть депутатского корпуса и украинского общества. Свое воздействие могут иметь и внешние факторы, в частности, связанные с выходом Турции из Стамбульской конвенции, несогласием венгерского парламента ратифицировать этот документ. Противники Конвенции могут воспользоваться этими факторами, поэтому важно перехватить у них инициативу, формируя общественное мнение в пользу европейских ценностей.

«Очень важной является разъяснительная работа,  – объяснила Правительственный уполномоченный по вопросам гендерной политики Катерина Левченко. – Нужно работать не с теми, кто абсолютно выступает против ратификации, а с теми, на кого влияют ее противники».

Для осуществления решительных шагов по ратификации Конвенции украинским парламентом нужна мощная лоббистская кампания. «Мы ожидаем от Президента Украины конкретных действий, направленных на ратификацию Стамбульской конвенции. По моему мнению, тут нам также не обойтись без поддержки Первой леди, которая, возможно, может стать амбасадором ратификации этого документа. По крайней мере, это было бы уместно и воспринималось бы очень хорошо как в стенах парламента, так и в обществе, поскольку  именно Первая леди занимается правами женщин», – отметила Елена Кондратюк.

Обсуждая перспективы ратификации, министр социальной политики Марина Лазебная проинформировала, что, по ее информации, соответствующий доработанный законопроект уже попал в Офис Президента Украины: «Я надеюсь, что в этот раз работа по внесению его на рассмотрение Верховной Рады ускорится».

Елена Кондратюк допускает – если активизировать работу по подготовке к ратификации, уже до осени можно выйти на ожидаемый результат. А, по мнению Марии Мезенцевой, было бы хорошо, если бы Стамбульскую конвенцию ратифицировали 25 ноября – в Международный день  борьбы за ликвидацию насилия над женщинами: «Мы должны в этот день не просто снова сфотографироваться с плакатами «Я – против насилия!», а уже принимать активное участие в воспроизведении наших обязательств как народных депутатов, то есть ратифицировать данную Конвенцию».

Заместитель Генерального секретаря Совета Европы Бьёрн Берге отметил, что Стамбульская конвенция является мощным инструментом для защиты женщин и борьбы с домашним насилием, и сотрудничество с Украиной очень важно: «Эта многонациональная инициатива направлена на спасение женщин и нет ничего, что было бы равным Стамбульской конвенции. Мне очень приятно наблюдать то сотрудничество, которое есть между Советом Европы и украинскими органами власти. Это содействует повышению осведомленности и лучшему пониманию Конвенции. Этому также содействует Проект Совета Европы «Борьба с насилием над женщинами в Украине». Мы надеемся, что Украина будет следующей страной-членом Совета Европы, которая ратифицирует Стамбульскую конвенцию в интересах граждан своей страны. Совет Европы готов поддержать вас во всех мероприятиях, необходимых для этого», – заявил Бьёрн Берге.

 

Владимир ДОБРОТА,

Национальный пресс-клуб «Украинская перспектива»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here