Европейский суд по правам человека сегодня единогласно представил свой ответ на запрос (№ P16-2020-002) Высшего административного суда Литвы о консультативном заключении по законодательству об импичменте — вопросе, который рассматривается в национальном суде.

ЕСПЧ пришел к выводу, что любое решение о том, превышал ли запрет на осуществление парламентского мандата то, что было приемлемо в соответствии со статьей 3 Протокола № 1 (право на свободные выборы) к Европейской конвенции о правах человека, должно принимать во внимание события, которые привели к импичменту и искомому будущему положению с точки зрения конституционной системы и демократии в целом в соответствующем государстве.

Консультативное заключение, запрошенное Высшим административным судом Литвы, касается дела, возбужденного бывшим членом Сейма (парламента Литвы) г-жой Н.В., которой в 2014 году был объявлен импичмент и которая хотела баллотироваться на парламентских выборах в октябре 2020 года. Центральная избирательная комиссия («ЦИК») отказала ей в регистрации в качестве кандидата на этих выборах после решения Конституционного суда от 3 июня 2014 года. Конституционный суд установил, что она нарушила депутатскую присягу и грубо нарушила Конституцию, не присутствовав на многих заседаниях Сейма после того, как она бежала из Литвы в ожидании возбужденного против нее уголовного дела. Эти уголовные дела, которые все еще продолжаются, были возбуждены в контексте роли, которую она играла в качестве судьи в очень громких делах об опеке в Литве (уже рассмотренных Европейским судом в его постановлении от 2019 г. «Станкунайте против Литвы», заявка № 67068/11. Она обжаловала отказ ЦИК в Высшем административном суде, утверждая, что он не принял во внимание законодательство об импичменте в свете решения Европейского суда по делу «Паксас против Литвы» от 2011 года. Европейский суд постановил, что постоянное и необратимое лишение бывшего президента Литвы права занимать место в Сейме после процедуры импичмента было непропорциональным нарушением статьи 3 Протокола № 1 к Европейской конвенции. Исполнение решения по делу Паксаса все еще продолжается в Комитете министров, исполнительном органе Совета Европы, из-за трудностей в процессе внесения поправок в конституцию в отношении импичмента.

В Сегодняшнем же заключении ЕСПЧ, во-первых, счел, что его спросили, превышало ли влияние запрета на личную ситуацию г-жи Н.В. то, что было приемлемо в соответствии со статьей 3 Протокола № 1 к Конвенции. Кроме того, его понимание заключалось в том, что его просили дать указания по критериям, которые должны использоваться при решении этого вопроса, без ущерба для любых законодательных инициатив, предпринятых Сеймом для исправления неисполнения решения по делу Паксаса. По мнению Суда, соответствующие критерии должны носить объективный характер и должны прозрачно учитывать обстоятельства, связанные не только с событиями, приведшими к привлечению к ответственности соответствующего лица, но также – и в первую очередь – с положением розыска этого человека в будущем. Это произошло потому, что цель импичмента и последующего запрета заключалась не только в том, чтобы наложить еще одну санкцию на заинтересованное лицо, но и в том, чтобы защитить парламентские институты. Более того, такие критерии должны определяться главным образом с точки зрения требований надлежащего функционирования института, членом которого заинтересованное лицо стремилось стать, а также конституционной системы и демократии в целом соответствующего государства.

Наконец, принимая во внимание последние события в процессе внесения поправок в Конституцию и ограничения, присущие системе консультативных заключений в соответствии с Протоколом 16 к Конвенции, Суд не счел уместным отвечать на вопрос о том, должен ли Высший административный суд принимать во внимание трудности, с которыми столкнулись литовские власти при исполнении решения по делу Паксаса.

В целом Суд высказал следующее мнение: «Критерии, которые имеют значение при принятии решения о том, превышает ли запрет на осуществление парламентского мандата в процедуре импичмента то, что соразмерно статье 3 Протокола № 1, должны быть объективными по своему характеру и позволить прозрачно учитывать соответствующие обстоятельства, связанные не только с событиями, приведшими к отрешению от должности соответствующего лица, но также – и в первую очередь – с функциями, которые это лицо намеревается выполнять в будущем. Поэтому их следует определять главным образом с точки зрения требований надлежащего функционирования института, членом которого это лицо стремится стать, а также конституционной системы и демократии в целом в соответствующем государстве».

Протокол № 16 позволяет высшим национальным судам и трибуналам государств-членов запрашивать у Суда консультативные заключения по принципиальным вопросам, касающимся толкования или применения прав и свобод, определенных в Европейской конвенции или протоколах к ней. Консультативные заключения не являются обязательными. Суд вынес еще два консультативных заключения после вступления в силу Протокола № 16 1 августа 2018 года.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here