В решении Палаты по делу «Рук против Германии» (жалоба № 1586/15) Европейский суд по правам человека единогласно постановил, что не было нарушения пункта 1 статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство) в совокупности  со статьей 6 § 3 (b) (право на достаточное время и возможности для подготовки защиты) Европейской конвенции о правах человека.

Дело касалось справедливости уголовного разбирательства, в котором было собрано около 80 000 единиц данных наблюдения за телекоммуникациями и изъято 14 миллионов электронных файлов. Суд, в частности, установил, что защита имела достаточный доступ к материалам и достаточно времени, чтобы ознакомиться с данными наблюдения за телекоммуникациями и электронными файлами для подготовки к судебному разбирательству. Таким образом, разбирательство в целом было справедливым.

Заявитель Майкл Рук, гражданин Германии, был старшим менеджером, управляющим директором крупного ритейлера потребительской электроники в Германии и других европейских странах. В феврале 2011 года прокуратура Аугсбурга возбудила уголовное дело против Рука за взяточничество в коммерческой деятельности. В ноябре 2011 года он был взят под стражу (предварительное заключение). В ходе расследования проводилось широкомасштабное телекоммуникационное наблюдение. Всего было сохранено около 44 970 телефонных звонков и около 34 000 других наборов данных. Во время обысков дома Рука и других помещений было изъято около 14 миллионов электронных файлов, хранящихся на устройствах данных.

Данные были проанализированы полицией: около 1100 электронных файлов и стенограммы 28 телефонных разговоров были сочтены относящимися к делу и были распечатаны и включены в материалы дела.

В ноябре 2011 года адвокату г-на Рука был предоставлен доступ к материалам дела, после чего адвокат попросил изучить полученные аудиофайлы. Прокуратура решила предоставить доступ и сообщила ему, что он может проверить данные в помещении уголовной полиции.

В феврале 2012 года прокуратура предъявила Руку обвинение по 91 пункту в получении взятки в коммерческой деятельности. В марте 2012 года адвокат подал заявление об ознакомлении с материалами дела и просил предоставить ему копии всех аудиофайлов на DVD или CD, но заявка была отклонена: в итоге по решению  апелляционного суда было указано, что все наборы данных должны быть скопированы на компьютер, который хранится в тюрьме, где содержался г-н Рук, чтобы защита могла слушать аудиофайлы в тюрьме вместе с Руком.

В апреле 2012 года адвокат Рука попросил предоставить ему копию 14 миллионов электронных файлов. В мае 2012 года ему был предоставлен жесткий диск с зашифрованными электронными файлами, прочесть которые можно было только с помощью специальной программы, стоимость которой, по мнению адвоката, должна быть компенсирована государством. После подачи нового запроса на предоставление данных в незашифрованном виде он получил диски с электронными файлами, которые можно прочитать с помощью бесплатного программного обеспечения, доступного в Интернете.

После того, как в декабре 2012 года Рук был признан виновным, была подана апелляция, в которой утверждалось, что у него и его адвоката не было достаточно времени, чтобы просмотреть все предоставленные электронные файлы. Но такие аргументы не нашли отклика ни у суда апелляционной инстанции, ни у Федерального конституционного суда.

Рассмотрев данное дело, Европейский суд по правам человека указал, что на протяжении всего разбирательства власти предоставляли адвокату Рука доступ к материалам дела, а во время самого судебного разбирательства ни сам Рук, ни его адвокат не ссылались на недостаточность времени для ознакомления: такой аргумент возник только при апелляционном обжаловании. ЕСПЧ также счёл, что у адвоката  Рука были достаточные возможности для подробного обсуждения материалов дела с подзащитным, поскольку первоначальный доступ к документу был предоставлен в ноябре 2011 года, а судебное разбирательство началось в июне 2012 года и продолжалось до декабря 2012 года. За это время доступ к файлу был практически неограниченным.

Кроме того, из огромного объема телекоммуникационных данных и электронных файлов, собранных в ходе расследования, лишь незначительная часть материалов была включена в распечатанные материалы дела, поскольку остальные данные были сочтены несоответствующими обвинениям со стороны следственных органов, они хранилась на компьютерах полиции. В связи с этим власти также по существу ограничились материалами следствия и доказательствами, представленными позднее в ходе слушаний, при этом не ссылаясь на остальные  электронные файлы.

Таким образом, Суд установил, что Рук и его адвокату был предоставлен достаточный доступ к материалам для подготовки к судебному разбирательству.

В отношении электронных средств коммуникации ЕСПЧ отметил, что раскрытие таких данных для адвоката было разрешено властями в полном объеме и что адвокат Рука имел возможность изучить файлы первоначально в помещениях полиции, а затем дополнительно в тюрьме. Более того, Рук никогда не указывал, каким именно образом указанные ограничения препятствовали его возможности защищать себя. Аргумент правительства о том, что данные не могут быть изучены без присутствия сотрудника полиции для защиты прав тех, чьи разговоры могли быть записаны, показался Европейскому суду разумным.

Кроме того, Суд установил, что ввиду сложности рассматриваемого уголовного разбирательства не было необходимости позволять адвокату г-на Рука читать каждое сообщение и прослушивать каждый файл телекоммуникационных данных. Скорее, было бы достаточно дать адвокату эффективную возможность проанализировать файлы на предмет их относимости к делу.  В связи с этим Европейский Суд учитывает тот факт, что современные методы расследования могут дать огромные объемы данных, включение которых в уголовное производство не должно приводить к ненужным задержкам в рассмотрении дел.

Более того, адвокат Рука изучал данные только 22 раза в течение более одного года, а два других адвоката Рука не занимались анализом, прослушиванием и чтением сообщений. Кроме того, сам Рук лучше всего знал, какие именно телекоммуникационные данные следует искать, что могло значительно сократить время поиска необходимых данных адвокатами.

Соответственно, не было нарушения статьи 6 § 1 в совокупности со статьей 6 § 3 (b).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here