Одной из наиболее актуальных новостей декабря 2016 года стало известие о национализации «ПриватБанка». Это сообщение вызвало неоднозначную реакцию: у некоторых вкладчиков оно породило панику, а у многих невкладчиков – чувство гордости при мысли о том, что один из крупнейших банков страны теперь в собственности государства, то есть практически принадлежит народу. Однако была ли новость о так называемой «национализации» такой хорошей, как ее преподнесли?

Проанализировала ситуацию, произошедшую в действительности в ходе национализации «Приватбанка»,  к.ю.н., доцент кафедры гражданского права Национального университета «Одесская юридическая академия» Екатерина Некит.

Если обратиться к правовым нормам, выяснится, что в этом случае имело место практическое применение механизма выведения неплатежеспособного банка с рынка при участии государства, предусмотренного ст. 41-1 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» от 23 февраля 2012 г., в соответствии с которой государство в лице Министерства финансов Украины или в лице банка, в котором государство является собственником свыше 75 процентов акций (кроме санационного банка), имеет право принимать участие в выведении с рынка неплатежеспособного банка, что отвечает критериям, определенным Кабинетом Министров Украины по согласованию с Национальным банком Украины, способом, определенным пунктами 3-5 части второй статьи 39 этого Закона. Согласно ч. 2 ст. 39 указанного Закона, выведение неплатежеспособного банка с рынка является возможным с применением, в частности, такого способа, как продажа неплатежеспособного банка инвестору (которым, в данном случае, выступило государство).

Акции «Приватбанка» были проданы государству за одну гривню на основании положений ч. 6 ст. 41-1 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц», в соответствии с которой если капитал банка по результатам формирования резервов и обмена обязательств на акции дополнительной эмиссии банка остается отрицательным или нулевым, Фонд продает акции неплатежеспособного банка Министерству финансов Украины в полном объеме за одну гривню.

Таким образом, фактически банк стал неплатежеспособным и для спасения его от полного банкротства была произведена продажа «Приватбанка» государству.

После принятия решения о передаче «ПриватБанка» в государственную собственность особенно остро встал вопрос об IT-активах банка, представляющих особую ценность с точки зрения обеспечения всех электронных операций. Были высказаны сомнения относительно того, перешла ли в собственность государства ІТ-инфраструктура банка, в частности, мобильний банкинг «Приват24».[1] Позже появились разъяснения, согласно которым все системы онлайн-банкинга и программное обеспечения «находятся под контролем государства».[2]

Ответ на вопрос, какие активы банка переходять в собственность государства становится очевиден, если учесть, что с точки зрения классификации объектов гражданского права «Приватбанк», как и любое другое акционерное общество, является предприятием, а это означает, что в соответствии со ст. 191 ГК Украины, в состав этого предприятия как единого имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также право на торговую марку или другое обозначение и другие права, если иное не установлено договором или законом. Следовательно, возвращаясь к вопросу, кому принадлежит право собственности на ІТ-активы «ПриватБанка», очевидным становится ответ, что все эти активы также должны перейти в собственность государства.

 

Однако необходимо учитывать тот факт, что на практике не всегда все объекты интеллектуальной собственности, используемые в деятельности предприятия, находятся в собственности самого предприятия, существует вероятность регистрации таких ресурсов за другими физическими или юридическими лицами, и в таком случае действительно может встать вопрос о том, какие из прав принадлежат предприятию, а в отношении каких необходимо установление новых договорных связей для обеспечения возможности их использования в IT-деятельности предприятия.

Источники:

[1] Красномовец П. НБУ и Минфин рас сказали подробности о ситуации с «ПриватБанком» [Електронний ресурс]. – Режим доступу: http://ain.ua/nbu-i-minfin-rasskazali-o-privatbank

[2] Красномовец П. Что будет с «Приват24» и ІТ-системами «ПриватБанка» [Електронний ресурс]. – Режим доступу:http://ain.ua/nbu-i-minfin-rasskazali-o-privatbank

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here