ЕСПЧ: чиновник должен следить за своими высказываниями

 

9 января 2018 года Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе румынского гражданина Габриэля Каталана, который с 2000 года пребывал на должности советника в Департаменте архивов Национального совета по изучению архивов Секуритате (существовавший до 1989 года Департамент государственной безопасности, сочетавший функции спецслужбы и политической полиции в Социалистической Республике Румыния).

При приеме на службу заявитель подписал соглашение о конфиденциальности полученной в ходе работы информации, однако менее, чем через год после этого, национальная румынская газета «Libertatea» опубликовала статью, озаглавленную «В молодости Т. (патриарх Румынской Православной Церкви) вероятно был геем». Заголовок в верхней части страницы гласил: «Архивы бывшего Секуритате обвиняют главу Православной Церкви в «неестественных практиках» и сотрудничестве с бывшей политической полицией». В статье были воспроизведены, помимо прочего, факсимильные выдержки из двух неопубликованных документов 1949 и 1957 годов из архивов Секуритате: записка о том, что Т. был членом «Легиона» (антисемитского фашистского движения между двумя мировыми войнами) и документ, содержащий стенограмму интервью между сотрудником Секуритате и информатором, который рассказал, что Т. имел нетрадиционную сексуальную ориентацию.

В опубликованной статье объясняется, что эти документы были предоставлены газете Каталаном, в качестве историка.

22 марта 2001 года Департамент архивов Национального совета по изучению архивов Секуритате (CNSAS) выпустил пресс-релиз, в котором не одобрял утверждения г-на Каталана, после чего последний был приглашен к руководству, чтобы пояснить обстоятельства публикации, в частности: в каком качестве он передал эту информацию в прессу, как он получил доступ к материалам, и его мнение о том, соблюдал ли он действующее законодательство. Однако Каталан отказался отвечать на поставленные вопросы, поэтому дисциплинарная комиссия уволила заявителя с занимаемой должности за неправомерные действия и подрыв авторитет CNSAS. Национальные суды не усмотрели нарушений при увольнении со стороны CNSAS и все жалобы Каталана были отклонены.

В свою очередь ЕСПЧ установил, что увольнение Каталана представляло собой вмешательство в осуществление его права на уважение его свободы выражения мнения, однако это вмешательство было предусмотрено законом, регулирующими отношения лояльности и доверия между CNSAS и его должностными лицами; а такое ограничение преследует две законные цели: предотвращать разглашение конфиденциальной информации и защищать права других лиц.

Что касается того, было ли вмешательство необходимо в демократическом обществе, ЕСПЧ вначале подтвердил, что государственная служба требует от своих работников определенного объема усмотрения, а некоторые проявления права на свободу выражения собственных взглядов, которые могут быть законными в других случаях, не могут быть гарантированы госслужащему при выполнении ним своих функций.

Что касается дискреционных полномочий государственных служащих и риска раскрытия конфиденциальной информации, Суд указал на слудующее:

  • заинтересованность Каталана в информировании общественности о сотрудничестве религиозных лидеров с Секуритате столкнулась с еще одним общественным интересом: интересом к самому CNSAS, уполномоченному на основании закона информировать общественность по вопросу о сотрудничестве с Секуритате;
  • после увольнения г-н Каталан был наделен возможностью передать на рассмотрение национального суда трудовой спор и представить любые аргументы, чем он и воспользовался. Дисциплинарная процедура, проводимая его работодателем, также носила состязательный характер;
  • утверждения г-на Каталана, публикуемые в национальной газете, носили «сенсационный» характер, были предназначены для «развлекательной» прессы и не участвовали в академических дискуссиях. Кроме того, г-н Каталан не предупредил общественность о том, что он дал субъективную оценку имеющимся фактам и документам.

 В связи с этим ЕСПЧ счел, что Каталан при публикации спорной статьи должен был с особой осмотрительностью отнестись к фактам, указанным в ней, а обязанность по усмотрению госслужащего не может быть сведена на нет самой лишь общественной заинтересованностью в вопросах, вытекающих из деятельности CNSAS.

Что касается защиты прав других лиц, ЕСПЧ счел следующее:

  • Суд отметил, что с учетом уставных полномочий, предоставленных CNSAS, деликатный характер вопроса о сотрудничестве с бывшей политической полицией требует осторожного и критичного отношения к такой информации. Поскольку статья была опубликована в период, когда CNSAS еще не высказала свою официальную позицию, по мнению ЕСПЧ, Каталан подорвал авторитет своего работодателя и снизил уровень общественного доверия к этому учреждению. Более того, CNSAS было вправе считать, что общественная позиция, занятая его работником по чувствительной теме в своей области исследований, безвозвратно скомпрометировала отношения доверия, которые должны поддерживаться между организацией и ее должностным лицом;
  • хотя Каталан не упоминал о своем статусе сотрудника CNSAS в этой статье, он, должно быть, знал о влиянии публикации на своего работодателя. Пресса, которая также знала, что он является официальным лицом CNSAS, широко осветила информацию о предполагаемом сотрудничестве T. с Секуритате, поэтому личная позиция Каталана могла быть легко воспринята общественностью как официальная позиция CNSAS.

Отметив, что г-н Каталан смог вернуться на государственную службу в качестве учителя после его увольнения, Суд пришел к выводу, что в данном случае увольнение было пропорциональной санкцией. Соответственно, принимая во внимание обязанности государственных служащих, Суд, взвешивая различные интересы, поставленные на карту, установил, что вмешательство в свободу слова г-на Каталана было необходимо в демократическом обществе, что исключает нарушение статьи 10 Конвенции.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий