Дело «Зарубин и другие против Литвы» (заявления № 69111/17, 69112/17, 69113/17 и 69114/17) касалось высылки из Литвы и запрета на повторный въезд четырех российских журналистов, работающих на российскую государственную вещательную компанию «Россия-24» после их действий на конференции в Вильнюсе. В своем решении по делу Европейский суд по правам человека сегодня большинством голосов объявил жалобы неприемлемыми. Решение является окончательным.

Суд был готов признать, что меры в отношении заявителей представляли собой вмешательство в их право на свободу выражения мнения в соответствии со статьей 10 Конвенции. Однако постановил, что власти Литвы продемонстрировали, что эти меры были необходимы в интересах национальной безопасности и соразмерны. В частности, поведение заявителей на конференции, характеризуемое властями как агрессивное и провокационное, не соответствовало принципам ответственной журналистики.

Заявители, Павел Зарубин (репортер), Александр Макаров (звукооператор), Андрей Мельников (оператор) и Алексей Казаков (главный редактор) работают на российском государственном вещателе «Россия-24». В марте 2016 года они были отправлены в Литву для освещения Форума «Вильнюс-Россия», организованного совместно с Министерством иностранных дел Литвы, на котором обсуждались различные вопросы, касающиеся России, и в котором участвовали активисты российской оппозиции. Их работодатель поручил заявителям освещать события на Форуме и проводить интервью с участниками форума. Они не имели аккредитации, но получили доступ к местам проведения Форума.

Литовские СМИ впоследствии сообщили, что российские журналисты стали причиной инцидентов. Департамент миграции издал постановления о высылке заявителей и запрете их повторного въезда на один год. В решениях цитировалась информация из Департамента государственной безопасности Литвы о том, что мужчины, представители телеканала «Россия-24», могут представлять угрозу национальной безопасности. Он также сослался на их «нападки» во время Форума, о чем сообщали местные СМИ и регистрировали в полиции. Заявители покинули Литву, но обжаловали решения о высылке. Они утверждали, что мирно занимались журналистской работой, стремились взять интервью и снять фильм с участниками Форума, но на них напали некоторые из организаторов и участников конференции. В частности, им не дали возможности взять интервью у известного активиста Гарри Каспарова. Апелляции заявителей были отклонены как Вильнюсским окружным административным судом, так и в марте 2017 года Верховным административным судом.

Верховный административный суд, в частности, установил, что команда прибыла без аккредитации и получила доступ к месту проведения Форума путем обмана, что вызвало конфликт с охранниками. В случае с г-ном Каспаровым заявители использовали мобильные телефоны, а не профессиональное оборудование, что свидетельствует о том, что они намеревались не собирать информацию, а проводить провокационные действия. Кроме того, международные сообщения показали тесную связь между Правительством России и российскими государственными СМИ. Поэтому суд счел, что общедоступная информация вместе с секретной информацией Департамента государственной безопасности, к которой судам был предоставлен полный доступ, дает достаточные основания полагать, что заявители представляли угрозу национальной безопасности. Наконец, суды обоих уровней юрисдикции подчеркивали, что выдворение заявителей было вынесено не из-за распространения каких-либо идей, а из-за их провокационных действий. Они также постановили, что эти меры не помешали заявителям получать или распространять какую-либо информацию, и что в любом случае свобода выражения мнения не была неограниченным правом и могла быть ограничена для защиты других важных интересов.

ЕСПЧ объявил жалобу, поданную в соответствии с нарушением положений ст. 6 Конвенции, неприемлемой, поскольку ранее он определил, что решения относительно въезда, пребывания или депортации иностранцев не касаются определения гражданских прав заявителя или их  уголовного обвинения.

Также заявители утверждали, что они были высланы из Литвы и им запрещен повторный въезд в связи с их работой в качестве журналистов. Они заявили, что вели себя на форуме с уважением и не выходили за рамки приемлемой журналистской деятельности. Суд выразил сомнение в отношении применимости статьи 10 Конвенции к делу заявителей: власти распорядились об их высылке в связи с агрессивными и провокационными действиями, а не с какими-либо мнениями, заявлениями или публикациями. Тем не менее, он не принял окончательного решения по этому вопросу, так как в любом случае счел жалобу неприемлемой. Он отметил, что меры, принятые против заявителей, были основаны на том, что они представляют угрозу национальной безопасности из-за их поведения на Форуме. В частности, национальные власти установили, что заявителям их работодателем было поручено  собрать информацию о  российских оппозиционных активистах, участвующих в Форуме; они не получили или не пытались получить аккредитацию, но получили доступ к событию обманом и спровоцировали столкновения с охранниками и участниками. Несмотря на предупреждение полиции, на следующий день они попытались снять участников на мобильный телефон, и появилась информация, что они, вероятно, планировали вызвать еще одну конфронтацию в последний день Форума.

ЕСПЧ повторил, что национальные власти имели право определять свои собственные национальные интересы, но при рассмотрении дел о вмешательстве в право на свободу выражения мнений Суд учитывал справедливость соответствующих разбирательств. Он отметил, что доказательства по делу заявителей включали секретную информацию из служб безопасности, однако национальные суды имели полный доступ к этой информации, которая, кроме того, не была решающей, поскольку она была подтверждена общедоступными материалами. ЕСПЧ был удовлетворен тем, что суды не в значительной степени полагались на секретную информацию и что заявители смогли оспорить фактические основания для вынесенных против них решений. В материалах дела не было ничего, что указывало бы на то, что суды допустили ошибку в своей оценке или применили закон произвольным образом, таким образом, Суд не усмотрел оснований для несогласия с их выводом о том, что запрет на высылку и въезд был необходим в интересах национальной безопасности.

Власти также действовали соразмерно: заявителям не было запрещено делать заявления или распространять информацию о Форуме, они были высланы и им запрещен повторный въезд из-за агрессивных и провокационных действий. Суды также рассмотрели вопрос соразмерности и взвесили поставленные на карту интересы. Наконец, Суд повторил, что защита, обеспечиваемая статьей 10 журналистам, обусловлена ​​условием, что они действовали добросовестно в целях предоставления точной и достоверной информации в соответствии с принципами ответственной журналистики. Это не ограничивалось содержанием, но также касалось поведения журналиста. В этом случае Европейский Суд не мог согласиться с тем, что поведение заявителей соответствовало концепции ответственной журналистики.

ЕСПЧ пришел к выводу, что национальные власти продемонстрировали, что меры против заявителей были необходимы в интересах национальной безопасности и были соразмерны преследуемой законной цели. Следовательно, жалоба была явно необоснованной и должна была быть отклонена как неприемлемая.

В отношении статьи 4 Протокола № 4 к Конвенции ЕСПЧ отметил, что в соответствии с прецедентным правом значение этого положения Конвенции следует понимать как любую меру, вынуждающую иностранцев как группу покинуть страну, за исключением случаев, когда такая мера была принята в отношении разумного и объективного рассмотрения каждого человека в отдельности. Суд установил, что, хотя в постановлениях против заявителей по существу использовалась одна и та же формулировка, это не означало, что их отдельные ситуации не были рассмотрены. Действительно, заявители прибыли как группа, действовали совместно с общей целью, и их действия были скоординированы. Заявителям также была предоставлена ​​возможность представить аргументы против решений, которые были рассмотрены властями достаточно подробно. Суд не нашел оснований для несогласия с внутренними выводами. Таким образом, этот случай нельзя сравнивать с делами, касающимися высылки больших групп иностранцев, без какого-либо изучения индивидуальной ситуации каждого заявителя. Эта жалоба также была явно необоснованной и неприемлемой.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here