К такому выводу пришел Европейский суд по правам человека в деле Лопес Рибалда против Испании  (López Ribalda v. Spain), признав нарушение статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Европейской конвенции о правах человека.

Дело касалось тайного видеонаблюдения за пятью сотрудниками  испанской сети супермаркетов после возникновения подозрений в краже. Наблюдение было установлено работодателем для расследования возможных хищений после того, как менеджер магазина заметили несоответствие между объемами запасов и тем, что фактически было продано. Были установлены как видимые, так и скрытые камеры, однако компания рассказала своим работникам только о видимых камерах, поэтому сотрудники не знали, что постоянно находятся под наблюдением.

По итогам проведённого внутреннего расследования все работники, подозреваемые в краже, были приглашены на индивидуальные встречи, на которых им были показаны записи, содержащие эпизоды хищений, после чего заявители признали участие в кражах и были уволены по дисциплинарным соображениям.

Трое из пяти заявителей подписали с работодателем соглашение об урегулировании, признающее их участие в кражи, обязались не оспаривать их увольнение в судах, а  работодатель взамен обязался не возбуждать против них уголовное дело. Остальные два заявителя не подписали соглашение. В конечном итоге, все заявители обратились в национальный суд, однако решение об увольнении было оставлено в силе.

Ссылаясь на статью 8 (право на уважение частной жизни) и статью 6 § 1 (право на справедливое судебное разбирательство), заявители жаловались на тайное видеонаблюдение и использование национальными судами полученных видеоданных в обоснование законности увольнения. Три заявителя также жаловались, что соглашения об урегулировании были подписаны под принуждением в связи с показанными им видеоматериалами, а потому не должны были быть признаны в качестве доказательства справедливости увольнения. Один из заявителей также жаловался, что в решениях национальных судов не было надлежащей мотивации относительно конкретных обстоятельств, что привело к неверному выводу суда о справедливости увольнения.

Признавая нарушение ст. 8 Конвенции, ЕСПЧ, в частности, указал, что согласно законодательству Испании о защите персональных данных заявителей должны были проинформированы о том, что они находятся под наблюдением, чего сделано не было. В то же время, права работодателя могли бы быть защищены другими средствами, по крайней мере, сеть супермаркетов могла бы предоставить заявителям общую информацию о наблюдении. Также, по мнению Европейского суда по правам человека, национальные суды не смогли провести справедливый баланс между правом заявителей на неприкосновенность частной жизни и правом на защиту собственности работодателя, поскольку у государства есть позитивное обязательство принять все необходимые меры для обеспечения уважения частной жизни.

Однако признавать нарушения ст. 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) ЕСПЧ отказаклся, поскольку разбирательство в целом было справедливым, а видеоматериалы не были единственными доказательствами, на которые ссылались национальные суды при обосновании законности решений об увольнении.

Каждому из заявителей ЕСПЧ присудил выплатить, помимо судебных издержек, по 4 000 евро морального ущерба.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here