Большая Палата Верховного Суда в постановлении от 11 декабря 2018 года в деле № 910/8122/17 пришла к выводу, что природоохранная организация (благотворительная, общественная) имеет право на представительство в суде экологических интересов общества и отдельных её членов с целью защиты нарушенных экологических прав человека и гражданина или с целью устранения нарушений требований экологического законодательства.

Спор с субъектом хозяйственной деятельности о запрете деятельности его дельфинария по мотивированному Конвенции о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды (Орхусская конвенция) иску благотворительной организации (цель ее создания и деятельности — предоставление помощи физическим и юридическим лицам в защите их экологических прав и защите окружающей среды в интересах общества) является административным.

Обращаясь в суд с таким иском, природоохранная организация фактически реализует полномочия органов государственной власти, которые должны осуществлять контроль за соблюдением субъектами хозяйствования требований законодательства по защите животного мира.

Так, согласно Орхусской конвенции представители общественности имеют право обжаловать нарушение национального законодательства в области окружающей среды независимо от того, относятся нарушение прав на информацию и на участие общественности при принятии решений, к гарантированным Орхусской конвенцией, или нет. Ведь эта конвенция обеспечивает доступ к правосудию как на основании собственных положений, так и в порядке обеспечения соблюдения национального природоохранного законодательства.

Предписания нормативно-правовых актов всех уровней относительно принципов, правил, требований, обязанностей различных субъектов, касающиеся содержания диких животных, на всех правовых титулах (во всех формах собственности или пользования), в неволе или в полувольных условиях, является «национальным законодательством, касающимся окружающей среды» в понимании п. 3 ст. 9 Орхусской конвенции. Нарушение предписаний этих нормативно-правовых актов может быть предметом судебного обжалования в соответствии со ст. 9 Орхусской конвенции.

Право на защиту нарушенного конституционного права на безопасную окружающую среду принадлежит каждому и может реализовываться как лично, так и путем участия представителя общественности, которым в данном случае является МБО «Экология-Право-Человек». Поэтому МБО «Экология-Право-Человек», обращаясь с иском в суд об устранении допущенных ответчиком нарушений по использованию диких живых животных, фактически реализует полномочия органов государственной власти, которые должны осуществлять контроль за соблюдением субъектами хозяйствования требований законодательства по защите животного мира.

Большая Палата Верховного Суда считает, что МБО «Экология-Право-Человек» имеет право обратиться в суд с целью устранения нарушений ответчиком требований экологического законодательства. В то же время, поскольку обращением с таким иском истец фактически заменяет органы государственной власти в вопросе осуществления контроля за соблюдением природоохранного законодательства, этот спор имеет публично-правовой характер, а значит, должен решаться в порядке административного, а не хозяйственного судопроизводства.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here