Противоречие доказательств по уголовному делу часто ставит в тупик правоохранительные органы. Но наименее правильным путем в таком случае будет приостановить расследование.

Европейский суд по правам человека принял решение по делу «Y против Болгарии» (№ 41990/18), передает информационный ресурс «ECHR. Ukrainian Aspect ».

Госпожа Y вызвала полицию и заявила, что ее изнасиловали во время поездки для встречи с другом. Было начато расследование. Правоохранители собрали доказательства с места совершения преступления, а также от заявителя (одежда и тампоны). По результатам медицинского обследования было подтверждено вагинальное проникновение без согласия.

На следующий день во время допроса женщина описала своего предполагаемого нападавшего. На основе показаний полиция идентифицировала потенциального подозреваемого, который жил в ста метрах от места преступления. Впоследствии потерпевшая узнала этого человека как насильника. Но мужчина отрицал, что он был нападающим, утверждая, что он в момент нападения был дома в помещении.

Позже результаты ДНК-тестов указали на другого потенциального подозреваемого, которым оказался рабочий-строитель, проживавший вблизи места изнасилования. Следователь допросил и его, но тот отрицал любой сексуальный контакт с потерпевшей.

Органы прокуратуры дважды приостанавливали расследование установив, что хотя заявления об изнасиловании были достоверными, было невозможно определить нападающего или установить с любым уровнем уверенности, что было совершено преступление.

В частности, правоохранители поставили под сомнение идентификацию жертвой насильника, поскольку у женщины были проблемы со зрением, а человек, которого она узнала, имел алиби, которое подтвердил его партнер, друг и смотритель за домом. В то же время, следы ДНК, обнаруженные на нижнем белье, принадлежащие другому человеку, не были оценены как достаточные доказательства (поскольку женщина не считала его нападающим).

Госпожа Y. требовала судебного пересмотра решения о приостановлении расследования, но безуспешно.

Тогда она обратилась в Европейский суд по правам человека. Потерпевшая жаловалась на затягивание расследования. В Страсбурге рассматривали это дело в соответствии со статьей 3 (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения) и статьи 8 (право на уважение частной жизни) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и установили нарушения гарантий.

Женщине была установлена компенсацию морального вреда в размере 7 тыс. евро.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here