15 декабря 2017 года вступили в силу изменения в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины и Кодекс административного судопроизводства Украины. 

Что изменилось для истцов, как подавать иск и на что следует обратить внимание участникам процесса, изданию «Я и закон» рассказал председатель Киевского районного суда города Одессы, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права НУ «ОЮА» Сергей Чванкин.

«Новый» гражданский процессуальный кодекс в редакции после 03.12.2017 года, в сравнении с предыдущим процессуальным законом, ставит истца в более жесткие рамки – это касается и подачи доказательств (к стадии подачи иска доказательства должны быть собраны и предоставлены суду, а  те, получить которые не удалось – должны быть заявлены к истребованию) и обязанностей истца совершить определенные действия до подачи иска в суд: направить копию иска ответчику и третьим лицам, провести предварительный расчет судебных расходов.

Не обошло стороной и ужесточение правил, относящихся к содержанию иска, — среди прочего содержание статьи 175 ГПК указывает на то, что, истец, обращаясь в суд за защитой своего нарушенного/непризнанного права или охраняемого законом интереса, теперь обязан указать один из предусмотренных законом или договором способов защиты.

Ранее, в редакции процессуального закона до 03.10.2017 года, законодатель также оговаривал принцип защиты нарушенного права определенным способом, предусмотренным договором или законом (ст. 16 ЦК Украины). Таким образом, норма процессуального права существовала в неразрывной связи с нормой материального права, и они в паре, по сути, закрепляли способы защиты.

Иными словами, обращаясь в суд, истец имел полное право ставить вопрос о защите его нарушенного права конкретно-определенным способом, который или предусмотрен законом, или предусмотрен договором, заключенным между сторонами спора и из которого этот спор и вытекает, и суд рассматривал соответствующее дело в ракурсе заявленного истцом способа защиты права.

При этом, нередкими были случаи, когда суд отказывал в удовлетворении иска не по тем основаниям, что право лица не требовало защиты, а по тем основаниям, что им выбран неверный способ защиты права.

Современная редакция ГПК нормами ст. 5 и ст. 175 устанавливает несколько иные, допускающие разночтения, правила.

Так, обращаясь в суд, истец обязан выбрать способ защиты права среди предусмотренных законом или договором, однако, если в ходе рассмотрения дела суд придет к выводу о том, что закон или договор не предусматривают эффективного способа защиты нарушенного права истца, суд, исходя из заявленных истцом требований, может защитить его иным способом, который не будет противоречить закону.

Таким образом, законодательно закреплено ограниченное, ситуативное, право суда на самостоятельное определение способа защиты нарушенного права истца. При этом никакого согласования с самим истцом норма ч.2 ст. 5 ГПК Украины не подразумевает.

Следует отметить и то, что положения ст. 16 ГК Украины, в связи с обозначенными полномочиями суда, были дополнены фразой «…или судом, в предусмотренных законом случаях».

Такое нормативное регулирование вопроса о применяемых судом способов защиты права истца создает фундамент для формирования «не официально»-прецедентных решений в этой области, — когда судьи, руководствуясь положительной практикой коллег будут модельно следовать их выводам.

Хорошо это или плохо, — мнения специалистов разнятся: с одной стороны – это усложняет судопроизводство необходимостью отслеживания обширной судебной практики, формирование шаблонного подхода к рассмотрению дел, а с другой – все же фундамент прецедентности судебных решений был заложен давно – с тех пор, когда правовые выводы Верховного Суда Украины нормативно были закреплены как обязательные к применению всем субъектами властных полномочий, по этому дальнейшее, не официальное, закрепление использования решений судов как прецедентов это весьма удобная практика, позволяющая ускорить судопроизводство и гарантировать единство правоприменения.

Безусловно, подобный прогресс в обеспечении эффективной судебной защиты прав и охраняемых законом интересов человека – большой шаг для национальной правозащитной деятельности.

Однако, существует ряд вопросов и сложностей, которые еще следует разрешить: защищая право истца иным способом, нежели предусмотрено договором или законом, суд принимает на себя ответственность за эффективность выбранного способа защиты. Таким образом, в случае, если определенный судом способ окажется неэффективным, авторитет суда существенно пострадает, а судья в своем стремлении сделать «как можно лучше», имеет все шансы «заработать» вполне обоснованную жалобу со стороны участников дела.

Таким образом, подобное «перетягивание одеяла» требует от судей определенных качеств – как личностных – инициативности, готовности принять на себя ответственность и дальновидности, так и профессиональных – качественных и полных знаний о процедуре исполнения решений, о специфике деятельности профильных органов и учреждений. Иначе, определенный судом «оптимальный» способ защиты права может завести сторону истца в тупик исполнения решении, когда истец не только не получит реальной защиты, но и потерпит дополнительные неудобства.

Кроме того, получение решения суда с конкретным способом защиты права может быть частью стратегии стороны истца в цепи судебных тяжб, и воспользовавшись своим правом, суд в таком случае лишит истца того, на что он действительно рассчитывал обращаясь в суд, что в свою очередь может стать поводом обжалования решения об удовлетворении иска самим истцом.

При этом, ставить вопрос о замене способа защиты права в заседании суд не может, поскольку поднимая такой вопрос перед сторонами, суд одновременно выскажет свое мнение по сути спора, что недопустимо в контексте правил осуществления правосудия.

В итоге, применение судом замены способа защиты права при вынесении решения суда всегда будет для сторон «сюрпризом». И не всегда приятным.

Отдельным вопросом остается персональная ответственность судей за применение положений ч.2 ст. 5 ГПК Украины. Можно ли заменять один, предусмотренный законом или договором способ, заявленный истцом, на другой, предусмотренный законом или договором, или, пользуясь своим правом, суд может заменить способ защиты права истца только на «иной, такой, который не противоречит закону».

При этом, в случае правомерности замены предусмотренных законом или договором способов между собой – такая  норма вообще поставит под вопрос необходимость указания истцом при предъявлении иска способа защиты его прав, что предусмотрено ст. 175 ГУ Украины.

Вместе с тем, будут ли наказывать судей за замену способа защиты права истца – в том контексте, что это может быть оценено как заинтересованность судьи в рассмотрении дела, либо за вынесение отказного решения по мотивам ненадлежащего способа защиты права – в контексте ограничения права истца на доступ к правосудию и в частности на эффективную защиту его прав судом, — зависит от того, насколько ответственно и сознательно к такой новелле законодательства подойдут и судьи и участники процесса, и в целом общество, в своей оценке обновленного подхода к глобальному вопросу судебной защиты прав человека в Украине.

 

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here