Когда нарушение прав человека слишком явные, суды не могут потакать чиновникам и вынуждены признавать факты таких нарушений. Но когда дело в суде доходит до суммы компенсации, то добиться справедливости бывает крайне сложно.

Европейский суд по правам человека принял решение по делу «A.G. против России»(заявление № 9800/12), сообщает информационный ресурс« ECHR. Ukrainian Aspect ».

A.G., осужденную за совершение преступления, на основании заключения психиатров перевели в психиатрическую больницу, где она содержалась около двух с половиной лет.

В палате не было туалета и умывальника, и пациенты были вынуждены использовать туалеты, которые были отделены от жилой зоны только тканевой ширмой. Их убирали раз в день, и в комнате стоял неприятный запах. Какой-то период в отделении не было двора для отдыха, поэтому пациенты были заперты в своих палатах днем ​​и ночью.

И, кроме того, медицинский персонал мужского пола неоднократно применял к A.G. методы физического принуждения, прикрепляя ее руки и ноги к кровати.

Национальный суд признал нарушение прав женщины, но присудил ей всего 400 евро в качестве компенсации морального вреда. Такое решение поддержал и Верховный суд страны.

Но A.G. обратилась в Европейский суд по правам человека. Она жаловалась на условия содержания в психиатрической больнице, которые были нечеловеческие и унижали его достоинство в контексте гарантий статьи 3 Конвенции.

Примечательно, что власть Российской Федерации утверждала, что заявитель не была пострадавшей в понимании ст. 3 Конвенции, ведь национальные суды признали нарушение и удовлетворили иск A.G., выплатив компенсацию.

Суд в Страсбурге исходил из того, что национальные суды при рассмотрении дела о компенсации фактически признали нарушение прав заявителя. А вот что касается компенсации, высокие судьи отметили, что присужденные 400 евро были суммой, значительно ниже тех, что присуждались самым ЕСПЧ по аналогичным делам. ЕСПЧ вспомнил такие дела как Yefimenko v. Russia, № 152/04, Butrin v. Russia, № 16179/14, Kolesnikovich v. Russia.

Исходя из этого суд сделал вывод, что возмещение, выплаченное заявительнице на национальном уровне, было недостаточным для утраты им статуса жертвы.

Соответственно, Суд констатировал нарушение статьи 3 Конвенции. В совокупности с другими обстоятельствами дела ЕСПЧ постановил государству ответчику выплатить A.G. 25,6 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here