Процесс отбора кандидатов на должности судей  Верховного Суда в полном разгаре.

К участию в конкурсе Комиссией допущены 653 кандидата и уже 30 января им предстоит пройти анонимное письменное тестирование, а 2 февраля выполнить практическое задание.

О том, каким должен быть будущий судья Верховного Суда, как обеспечить прозрачность конкурса, о критериях добропорядочности и профессиональной этики, а также о других деталях конкурса в эксклюзивном интервью изданию «Я и закон» рассказал председатель Киевского районного суда города Одессы Сергей Чванкин.

Каким, по Вашему мнению, должен  быть судья нового Верховного Суда? 

Начну с того, что я одобряю создание большого, сильного, нового суда, которым будет Верховный Суд. К сожалению, сегодня мы наблюдаем сплошной негатив относительно работы судебной системы в целом и ВСУ в частности.

Отмечу, что Высший совет юстиции с учетом обращения Государственной судебной администрации Украины согласовал общее количество судей Верховного Суда — 120 судей. Это количество определено с учетом прогнозируемой судебной нагрузки и объема расходов, предусмотренных в Госбюджете Украины на 2017 год.

По моему мнению, в отношении судей, которые войдут во вновь созданный Верховный Суд, нужно провести тщательный отбор, ведь в конкурсе имеют право принимать участие как действующие судьи, так и кандидаты с не менее 10-летним стажем научной работы в сфере права или адвокатской деятельности. Поэтому, адвокаты и ученые должны понимать, что это не только большая заработная плата, не только социальный статус, но и большая ответственность.

Мое отношение к тому, что ученые и адвокаты будут иметь равные шансы с действующими судьями на занятие должности судьи Верховного Суда вполне положительное. Верховный Суд рассматривает всего несколько процентов дел, которые были предметом рассмотрения в первой и апелляционной инстанциях. Во многих странах мира (в Великобритании, США) одобряется, когда судьей Верховного Суда становится юрист без единого дня опыта работы на этом посту и потом работает довольно успешно. Поэтому я не думаю, что нам это может навредить.

 

Как обеспечить прозрачность конкурса, в частности относительно ученых и адвокатов, по которым сейчас меньше информации, чем о действующих судей?

 

В первую очередь хочу обратить внимание на важность информирования заинтересованной общественности о содержании процедур, по которым будет проведен конкурс, максимально полной информации о кандидатах и результатов конкурса. Важную роль в этом должны сыграть СМИ.

Конечно, есть риск того, что о кандидатах из адвокатского и научного сообщества можно собрать меньше информации, чем о судьях. С судьями проще — они смогут предоставить судебную статистику  рассматриваемых ими дел, а вот проверить, действительно ли кандидат занимался добросовестно научной деятельностью, будет сложнее. Так же и в отношении адвокатов: наличие адвокатского свидетельства еще не говорит об успешной адвокатской деятельности в течение 10 лет. Но, я думаю, что ВККСУ и НАБУ приложат максимальные усилия, чтобы конкурс прошли лучшие.

Каким образом можно оценить соответствие будущего судьи ВС критериям добропорядочности и профессиональной этики?

Как известно, одной из новелл реформы судебной власти является создание нового органа — Общественного совета добропорядочности. Его основная задача — содействие Высшей квалификационной комиссии судей в установлении соответствия судьи (кандидата на эту должность) критериям профессиональной этики и добропорядочности для целей квалификационного оценивания.

По этому критерию, я думаю, проще будет оценивать адвокатов и ученых. Ведь в свете последних событий и большого количества негативной информации в отношении судей, которую распространили в СМИ представители законодательной и исполнительной власти, трудно будет разобраться, что является правдой, а что нет. Поэтому проверка кандидатов из среды адвокатов и ученых будет происходить в более благоприятной для них атмосфере.

Не помешают ли  профессиональные притирки между учеными, адвокатами и судьями быстро сформировать слаженный коллектив ВС?

Пока новый Верховный Суд не заработает, трудно сказать. Возможно, надев судейскую мантию, ученые и адвокаты поймут, что они делают общее дело, результатом которого должно стать качественное принятые решения и правовых выводов. Поскольку от единства судебной практики Верховного Суда будет зависеть обоснованность решений судов первой и апелляционной инстанций.

Конечно, время на профессиональные притирки нужно. Прежде всего новым судьям нужно будет проработать те дела, которые не были рассмотрены высшими судами и Верховным Судом Украины по тем или иным причинам, чтобы не нарушать права граждан. Если мы не будем спешить, то это может привести к обращению в Европейский суд по правам человека, а это нежелательно для нашей страны.

С одной стороны, надеемся на лояльность граждан, что они с пониманием отнесутся к тому, что наша страна сейчас находится в  переходном состоянии. С другой стороны —  новым судьям Верховного Суда надо сделать все возможное, чтобы как можно скорее рассмотреть все оставшиеся дела, и работать только с новыми кассационными жалобами.

Кого из Ваших коллег Вы хотели бы видеть в должности судьи ВС? Будете ли Вы претендовать на эту должность?

В Киевском районном суде Одессы работают много судей, которые имеют стаж, необходимый для занятия должности судьи в новом Верховном Суде.  Я очень рад, что к участию в конкурсе допущены двое судей Киевского районного суда города Одессы.  Что касается меня, то хочу отметить, что в конкурсе участвовать не буду, я очень люблю наш город — Одессу. А дальше — жизнь покажет.

На судей Верховного Суда будет смотреть вся страна и надеяться, что мы движемся правильным путем.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here