Генеральный адвокат Кампос Санчес-Бордона считает, что средства и методы борьбы с терроризмом должны быть совместимы с требованиями верховенства права

Директива Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 2002/58/ЕС от 12 июля 2002 г. «в отношении обработки персональных данных и защиты конфиденциальности в секторе электронных средств связи (Директива о конфиденциальности и электронных средствах связи)» в принципе применима, когда поставщики услуг электронных коммуникаций по закону обязаны сохранять данные своих подписчиков и предоставлять государственным органам доступ к этим данным, независимо от того, налагаются ли эти обязательства по соображениям национальной безопасности.

В последние годы Суд ЕС вынес постановления о сохранении персональных данных и доступе к этим данным. Это прецедентное право, в частности решение «Tele2 Sverige and Watson», в котором Суд постановил, что государства-члены не могут навязывать поставщикам услуг электронной связи обязательство общего и неизбирательного хранения данных, — вызывает обеспокоенность у некоторых Государств-членов, которые считают, что они лишены инструмента, который они считают необходимым для целей обеспечения национальной безопасности и борьбы с преступностью и терроризмом. Основной проблемой является проблема применения Директивы о конфиденциальности и электронных коммуникациях к действиям, связанным с национальной безопасностью и борьбой с терроризмом.

В  своём заключении генеральный адвокат Мануэль Кампос Санчес-Бордона сначала рассеивает сомнения относительно применимости Директивы в этой области. Он заявляет, что Директива исключает из своей сферы применения деятельность, направленную на обеспечение национальной безопасности и осуществляемую государственными органами за свой счет, не требуя сотрудничества с частными сторонами и, следовательно, не налагая на них обязательств в отношении управления своим бизнесом.

С другой стороны, когда требуется сотрудничество частных сторон, на которых налагаются определенные обязательства, даже если это основано на соображениях национальной безопасности, это приводит к тому, что эта деятельность попадает в область, регулируемую законодательством ЕС: защита неприкосновенности частной жизни, осуществляемая против этих частных действующих лиц. Соответственно, Директива применима в принципе, когда поставщики электронных услуг по закону обязаны сохранять данные, принадлежащие их подписчикам, и предоставлять государственным органам доступ к таким данным, как в рассматриваемых случаях, независимо от того, какие обязательства возлагаются на таких поставщиков по соображениям национальной безопасности. Кроме того, Директива уполномочивает государства-члены принимать законодательные меры, которые в интересах национальной безопасности влияют на деятельность лиц, находящихся под властью этих государств, путем ограничения их прав. Генеральный адвокат заявляет, что ограничения в отношении обязательства гарантировать конфиденциальность сообщений и связанных с ними данных о трафике должны толковаться строго и с учетом основных прав, закрепленных в Хартии Европейского союза по правам человека.

Генеральный адвокат предлагает сохранить прецедентное право Суда, изложенное в решении «Tele2 Sverige and Watson», подчеркнув, что общее и неизбирательное сохранение всего трафика и данных о местоположении всех подписчиков и зарегистрированных пользователей является непропорциональным. Однако он признает полезность обязательства хранить данные в целях обеспечения национальной безопасности и борьбы с преступностью. Следовательно, он рекомендует ограниченное и дискриминационное хранение (то есть сохранение определенных категорий данных, которые абсолютно необходимы для эффективного предупреждения преступности и борьбы с ней, а также обеспечения национальной безопасности в течение определенного периода времени, адаптированного к каждой конкретной категории, и ограниченный доступ к этим данным (при условии: предварительного рассмотрения, проведенного судом или независимым административным органом; уведомляемым субъектам данных при условии, что это не ставит под угрозу текущие расследования), и принятию правил во избежание неправомерного использования, и незаконный доступ к этим данным.

Тем не менее Генеральный адвокат добавляет, что нет никаких причин, по которым в исключительных ситуациях, характеризующихся неизбежной угрозой или чрезвычайным риском, требующим официального объявления чрезвычайного положения, национальное законодательство не должно предусматривать, в течение ограниченного периода, для возможности наложения обязательства сохранять данные, которые являются настолько обширными, как это считается необходимым.

Отметим, что Генеральный адвокаты хотя и являются полноправными членами Суда ЕС, не участвуют в рассмотрении, а лишь  выносят беспристрастное заключение, которое не является обязательным для суда. Хотя суд чаще всего принимает то же решение, что и Генеральный адвокат, нельзя утверждать, что судьи придерживаются именно мнения Генерального адвоката, поскольку суд мог прийти к одному и тому же выводу по разным юридическим причинам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here