Решение спикера парламента о приостановлении аккредитации журналистов не предусматривало возможности эффективного средства для обжалования, где бы представители СМИ могли представить свои аргументы.

На такой нюанс обратил внимание Европейский суд по правам человека в решении по делу «Мандли и другие против Венгрии» (заявление №63164 / 16), передает информационный ресурс «ECHR. UkrainianAspect ».

Иван Саболч Мандли и несколько других журналистов из разных СМИ пытались взять комментарии у депутатов без предварительного уведомления в части здания парламента, которое не было предназначена для записи. На следующий день спикер приостановил аккредитацию этих журналистов, ссылаясь, среди прочего, на «запись без разрешения и открытое и умышленное нарушение правил». Они подали запрос для получения доступа на очередное пленарное заседание, но не получили никакого ответа. Позже спикер отозвал решение о приостановлении аккредитации.

Журналисты обратились в Европейский суд по правам человека. Они жаловались на то, что остановка их аккредитации нарушило право на свободу выражения взглядов (ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Также, ссылаясь на ст. 6§1 (доступ к суду) и ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции они жаловались на отсутствие средств судебной защиты для обжалования наложенных на них санкций. В частности, на то, они не могли обжаловать решение спикера в суде.

Суд в Страсбурге напомнил, что защита статьи 10 для журналистов подчиняется условию, что они действовали добросовестно для предоставления точной и надежной информации в соответствии с принципами ответственной журналистики. А понятие ответственной журналистики не ограничивалось содержанием, но также включало законность поведения. Заявители, пытаясь получить информацию, нарушили правила поведения в парламенте, которые запрещали съемку на определенной территории. И в принципе, парламенты должны регулировать поведение в их помещениях, например, определяя территории для записи во избежание помех в работе учреждения.

Несмотря на это, ЕСПЧ исследовал вопрос в контексте, сопровождалось ли ограничение права заявителей на свободу выражения взглядов эффективными и соответствующими гарантиями от злоупотреблений.

Здесь Высокие судьи обратили внимание на то, что решение спикера не предусматривало ни оценки потенциального воздействия примененной санкции или актуальности журналистской деятельности, что создает основание для ограничения. Кроме того, решение не предусматривало возможности для лиц участвовать в процедуре его принятия. Главные редакторы только получили письма об остановке аккредитации, которые не содержали даже информации относительно периода ограничения. А следующие запросы о возможности участвовать в заседаниях парламента остались без реагирования.

Помимо прочего, решение спикера не предусматривало возможности  эффективного средства для обжалования, где бы заявители могли представить свои аргументы.

Поэтому ЕСПЧ пришел к выводу, что вмешательство в право заявителей на свободу выражения мнений не было пропорциональным преследуемым законным целям, поскольку оно не сопровождалось соответствующими процессуальными гарантиями. Таким образом, вмешательство не было «необходимым в демократическом обществе», и потому имело место нарушение статьи 10.

Суд постановил, что выявленные нарушения составили справедливую компенсацию по любому моральному вреду, причиненного заявителям.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here