В сегодняшнем решении по делу «Гавлик против Лихтенштейна» (жалоба № 23922/19) Европейский суд по правам человека единогласно постановил, что не имело места нарушение статьи 10 (свобода выражения мнения) Европейской конвенции о защите прав человека. Дело касалось врача, который высказал подозрение, что в его больнице проводилась эвтаназия. При этом он вышел за пределы структуры жалоб больницы и подал заявление о возбуждении уголовного дела. Дело привлекло значительное внимание СМИ.

Заявитель, врач-терапевт, с 1 июня 2013 года работал заместителем главного врача отделения внутренней медицины Национальной больницы Лихтенштейна. Он натолкнулся на информацию, показывающую, что четыре пациента скончались там после введения доктором Х. морфина. Он пришел к выводу, что смерть наступила в результате эвтаназии. Заявитель 11 сентября 2014 года подал жалобу в прокуратуру (он не проходил сначала через систему жалоб больницы). Полиция предприняла несколько следственных действий. Последовало большое внимание средств массовой информации. Был составлен внутренний отчет, подтверждающий лечение, проведенное Х., позже подтвержденный внешним отчетом.

Заявитель был отстранен от работы 26 сентября 2014 года. 17 октября 2014 года он был уволен без уведомления, при этом упоминается отказ пройти внутреннюю систему подачи жалоб больницы. В 2014 году уголовное дело в отношении Х. было возбуждено, но затем прекращено. В 2016 году уголовное дело в отношении заявителя также было прекращено.

Заявитель подал иск против больницы, требуя возмещения ущерба в размере 600 000 швейцарских франков. В 2017 году этот иск был отклонен, поскольку суд постановил, что от больницы больше нельзя ожидать приема на работу заявителя. Это решение было отменено в кассационном порядке, заявителю присуждено 125 000 швейцарских франков. Однако Верховный суд отменил решение в 2018 году. Заявитель подал конституционную жалобу, сославшись на статью 10 (свобода выражения мнения) Европейской конвенции о правах человека среди других положений. Конституционный суд постановил, что право на свободу выражения мнения применяется в отношениях между заявителем и Национальной больницей Лихтенштейна. Хотя Конституционный суд признал, что заявитель считал себя разоблачителем, он счел, что он не проверял свои подозрения до обнародования.

ЕСПЧ также отказал в удовлетворении жалобы. Суд повторил, что вмешательство в свободу выражения мнения должно быть, среди прочего, «необходимым в демократическом обществе» и соразмерным преследуемой законной цели. Суд согласился с национальными судами в том, что заявителю следовало лучше проверить информацию, учитывая серьезность утверждений. Суд не вынес решения по поводу того, был ли заявитель обязан сначала заявить о своих подозрениях в суде, но он определил, что информация, которую он раскрыл, представляла значительный общественный интерес. Суд принял к сведению серьезность увольнения заявителя, считая, что это должно было иметь сдерживающий эффект. Суд отметил, что заявитель не действовал из ненадлежащих мотивов. Тем не менее увольнение заявителя было оправданным, особенно с учетом влияния на репутацию больницы и другого сотрудника. Суд пришел к выводу, что вмешательство в права заявителя было соразмерным. Соответственно, нарушение статьи 10 Конвенции отсутствовало.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here