Генеральный адвокат Бот предлагает Суду Европейского Союза установить, что самовозгорание автомобиля, припаркованного в частном гараже более 24 часов, подпадает под понятие «использование транспортных средств».

В августе 2013 года автомобиль, который не управлялся более 24 часов, был припаркован в гараже частного дома, загорелся и причинил ущерб этому дому. Пожар возник в электрической системе автомобиля. Гражданская ответственность, связанная с использованием транспортного средства, была покрыта страховкой, также был застрахован и дом.  Компания-страховщик дома выплатила его хозяину компенсацию в размере 44 704,34 евро за материальный ущерб, причиненный зданию в результате пожара в автомобиле.

В марте 2014 года компания-страховщик дома подала иск против компании-страховщика автомобиля, требуя возместить выплаченную компенсацию на том основании, что авария произошла в результате использования транспортного средства, на которое распространяется страхование автомобиля. Суд первой инстанции постановил, что инцидент не может быть квалифицирован как «использование».

Страховщик утверждает, что «пожар в автомобиле, припаркованном его владельцем непостоянно на парковочном месте, когда сгорание является результатом причин, присущих транспортному средству без вмешательства со стороны третьих лиц», представляет собой «использование».  Поскольку вопрос использования остался неопределенным в отношении толкования концепции «использования транспортных средств», содержащейся в Директиве 2009/103/EC, касающейся страхования гражданской ответственности в отношении использования автотранспортных средств, Верховный Суд Испании решил передать данный вопрос на рассмотрение Суда ЕС.

В своем мнении генеральный адвокат Ив Бот считает, что рассматриваемая ситуация подпадает под понятие «использование транспортных средств». Он указывает, прежде всего, на то, что эта концепция является самостоятельной концепцией права ЕС, которую нельзя оставлять на усмотрение каждого государства-члена. По словам Генерального адвоката, в свете прецедентного права Суда нет сомнений в том, что эта концепция охватывает ситуации, в которых ущерб был причинен, когда транспортное средство было припарковано в частном месте, предназначенном для этой цели.

Однако общим фактором в различных делах, переданных в Суд, было участие транспортного средства, которое либо использовалось, либо только что использовалось. Поэтому необходимо определить, может ли тот факт, что транспортное средство не использовалось в течение достаточно короткого времени, предшествующего аварии, служить основанием для исключения защиты, предоставляемой законодательством ЕС о гражданской ответственности в отношении использования транспортных средств.

Генеральный адвокат считает, что это не тот случай, если учесть, что в отношении обеспечения защиты жертв аварий, вызванных транспортными средствами, законодательный орган ЕС не предусмотрел ограничения в отношении того, когда произошла авария, и судебная практика Суда ЕС показывает, что его цель состоит в том, чтобы реализовать эту цель защиты, которая последовательно преследовалась и усиливалась законодательной властью ЕС, всякий раз, когда транспортное средство используется или предназначалось для использования в соответствии с его функцией в качестве транспортного средства.

Кроме того, в каждом конкретном случае анализ того, когда транспортное средство использовалось в последний раз, будет источником правовой неопределенности, которая будет противоречить этой цели. Генеральный адвокат приходит к выводу, что только обстоятельства, при которых происходит авария, когда транспортное средство используется или использовалось не для перевозки, а, например, в качестве машины для выполнения работы или как оружие, или даже как жилое помещение, не подпадают под понятие «использование транспортных средств».

Остается решить, должны ли быть установлены пределы в отношении причин повреждения, а именно механизмов транспортного средства, необходимых для выполнения транспортной функции транспортного средства. Генеральный адвокат отмечает, с одной стороны, что законодательный орган ЕС не установил таких условий. С другой стороны, поскольку пожар был спонтанно вызван транспортным средством, по его мнению, этого достаточно, чтобы обнаружить, что транспортное средство стало причиной. Такое толкование согласуется с целью обеспечения того, чтобы жертвы аварий, вызванных транспортными средствами, получали сопоставимое возмещение независимо от того, где в ЕС произошла авария. В этих обстоятельствах Генеральный адвокат считает, что транспортное средство, используемое в соответствии с его функцией в качестве транспортного средства, может быть признано вовлеченным в аварию, просто установив, что оно каким-то образом способствовало ее возникновению.

 

Отметим, что Генеральные адвокаты хотя и является полноправными членами Суда ЕС, не участвуют в рассмотрении, а лишь  выносят беспристрастное заключение, которое не является обязательным для суда. Хотя суд чаще всего принимает то же решение, что и Генеральный адвокат, нельзя утверждать, что судьи придерживаются именно мнения Генерального адвоката, поскольку суд мог прийти к одному и тому же выводу по разным юридическим причинам.

Запрет на продажу ароматизированных сигарет не нарушает законодательства ЕС

Латвия не представила Суду ЕС весомых доказательств отстранения главы нацбанка

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here