В интервью информационно-юридическому сайту «Я и Закон» кандидат юридических наук, директор Одесского научно-исследовательского института судебных экспертиз Министерства юстиции Украины Артём Рипенко рассказал об актуальных вопросах, которые интересуют экспертное сообщество Украины и о роли возглавляемого им учреждения в совершенствовании экспертной деятельности.

Артём Игоревич, какие основные направления деятельности Одесского научно-исследовательского института судебных экспертиз Министерства юстиции Украины на данный момент? 

Наша деятельность регламентируется, прежде всего, Законом Украины «О судебной экспертизе», и рядом подзаконных нормативно-правовых актов, в частности, нашей базовой инструкцией № 53/5, которая детально регулирует вопросы проведения судебных экспертиз именно государственными экспертными учреждениями. Мы являемся учреждением системы органов Министерства юстиции Украины, одним из государственных специализированных экспертных учреждений наряду с экспертными учреждениями органов МВД, Государственной пограничной службы Украины, Службы безопасности Украины, Минобороны и других ведомств.

В конце прошлого года (с 15 декабря) вступили в силу изменения процессуального законодательства, по которым судебная экспертиза в уголовных производствах осуществляется исключительно государственными экспертными учреждениями, потому что наряду с ними существуют так называемые «частники» – частные судебные эксперты, которые проходят у нас стажировку и обучение, а аттестуются Центральной экспертно-квалификационной комиссии при Минюсте и получают возможность проводить судебные экспертизы по разным направлениям.

В связи с принятыми законодательными изменениями у нас повышается нагрузка на судебных экспертов: на данный момент у нас в штате 130 человек из которых около 100 человек – судебных экспертов. Мы обслуживаем три области: Одесскую, Николаевскую и Херсонскую, т.е. юг Украины. Ранее нами обслуживалась и Кировоградская область с центром в городе Кропивницкий, но она была переподчинена Киеву.

На наши три области и работают сто судебных экспертов, аттестованных по порядка 50-ти экспертным специальностям. Мы осуществляем и «традиционные» криминалистические экспертизы (почерковедческая, техническая экспертиза документов), экономические, товароведческие экспертизы, экспертизы ДТП (это и тех. состояние автомобиля и вопросы события самого ДТП, на основании чего следователь принимает соответствующее процессуальное решение о том, кто предположительно виноват в совершении ДТП). Огромный объем экспертиз – это строительно-технические, земельно-технические, оценочные экспертизы и экспертизы, связанные с вопросами землеустройства. Очень много выполняется экспертиз в рамках уголовных дел (это завышение объемов строительства по строительной документации в сравнении с тем, что фактически выполнено), а также земельно-оценочных экспертиз и экспертиз по вопросам землеустройства (связанных с самовольным захватом земель, оценкой участков для определения размеров убытков, причиненных территориальной громаде и государству).

По вашему мнению, каковы последствия такой «монополизации» экспертной деятельности в уголовных производствах?

Мы мониторили назначение экспертиз в свете последних законодательных изменений и уже видим, что их стало больше по сравнению с прошлым годом, поэтому мы всё-таки планируем, что будет расширение штатов. Проблема с загруженностью есть: мы иногда вынуждены согласовывать с инициаторами достаточно длительные сроки проведения судебных экспертиз, поскольку у эксперта в работе находится значительное количество дел. Но тем не менее, мое личное мнение, что какого-то бума по назначению экспертиз, наверное, не будет и государственные учреждения с ним справятся. Опять же, в системе экспертных органов, помимо учреждений Министерства юстиции, есть и другие ведомственные учреждения: очень активно развиваются экспертные подразделения системы МВД (увеличиваются штаты, они ведут активную кадровую политику). А сегмент так называемых «частных экспертов», по большому счету, не так велик: немногие осваивают эту профессию, и выполняют, по сравнению с государственными учреждениями, относительно небольшой объем судебных экспертиз.

В принципе, я вижу два варианта взаимодействия. Первый из которых – привлечение на договорных началах определенных сотрудников или расширение штата экспертного учреждения. Либо же оптимизация, в том числе, и внутри нашего института. Мы ходатайствовали перед Министерством юстиции Украины и просили увеличения штатов, ожидаем, что в этом году увеличение произойдет.

Это только предпосылка, ведь ещё необходимо набрать квалифицированных людей, обучить их. Подготовка квалифицированного судебного эксперта занимает от трёх месяцев до года, иногда и более, в зависимости от выбранной специальности, поскольку это крайне сложный, крайне квалифицированный труд, требующий глубоких познаний и определённых практических наработок. У нас на сегодняшний день практически полностью укомплектован штат, хотя определённая «текучесть» кадров существует. Если же нам увеличат штат, то и его мы в ближайшее время заполним и обучим новых сотрудников.

Поэтому будет тяжело, но я рассчитываю, что мы справимся.

Вы отметили, что несколько центральных исполнительных органов власти имеют собственные экспертные центры, в которых существуют собственные квалификационные комиссии. Следовательно, и профессиональный уровень экспертов оценивается по-разному. Существует ли необходимость выработать единообразный подход к оценке «частных» и «государственных» экспертов различных ведомств?

Система государственных экспертных учреждений не такая уж и разветвлённая: по сути, в законе «О судебной экспертизе» они все перечислены. Но действительно, порядок подготовки и прохождения аттестации отличается в различных ведомствах, однако в дальнейшем в реестре судебных экспертов отображаются все эти эксперты. Есть определённая сложность в доступе к методикам проведения судебных экспертиз. Некоторые эксперты, которые хотели бы обучиться на частых экспертов говорят, что у них нет полного объема всех методик производства судебных экспертиз. Но Министерство юстиции, являющееся распорядителем основных методик, по крайней мере, по нашей специализации, на соответствующие запросы всегда предоставляет методики.

Все эксперты, которые аттестуются комиссией минюста в Киеве проходят стажировку в системе наших учреждений, при обучении они ознакамливаются со всеми необходимыми методиками, их готовят по программам, которые доведены министерством очень опытными экспертами. Руководителями стажировки назначаются самые опытные судебные эксперты и таких проблем с обучением, на сколько я знаю, нет, а все эксперты, которые проходили стажировку и аттестованы комиссиями минюста, в подавляющем большинстве работают на достаточно высоком уровне.

Действующее законодательство предусматривает, что экспертиза должна проводиться с использованием зарегистрированных методик, разрабатывать которые имеют право только государственные экспертные учреждения. Не ограничивает ли это доступ частных экспертов в возможности совершенствовать экспертную деятельность?

Мне кажется, что такая позиция необоснованна. Вопрос состоит в том, что существует определенная процедура выполнения научно-исследовательских работ, которая не запрещает привлечение к разработке методик ни частных экспертов, ни представителей научной общественности. Более того, в практике разработки методик эти инструменты постоянно применяются. Например, сейчас в научные темы, в которых участвует наш институт, мы привлекаем ведущих ученых, сотрудников кафедр уголовного процесса, криминалистики Национального университета «Одесская юридическая академия».

Есть объективная особенность: методики, равно, как и изменения к ним, которые разрабатываются институтами, проходят определенный путь подготовки, разработки, апробации и внедрения. Для того, чтобы они были валидными, релевантными и полезными в практике, существует система нормативного регулирования, выработанная годами экспертной практики. Это требует времени: есть соответствующие ежегодные планы апробации, внедрения. Каждая методика внедряется, практически апробируется во всех институтах, где такие экспертизы проводятся. Её реально используют в практике, после чего оформляют соответствующие акты, проходит согласование. Именно поэтому процесс подготовки новой методики или внесения изменений в действующую действительно занимает некоторое время. Но в результате получается методика, пригодная к практическому применению.

Поэтому экспертам, не работающим в экспертных учреждениях, следует чаще коммуницировать с нашим учреждением и Минюстом: обращаться с конкретными предложениями, с просьбой привлечь их в качестве соразработчиков, либо добиваться пересмотра тех методик, которые на основании проведенного ими анализа окажется устаревшими.

Наш институт активно пытается сотрудничать с членами экспертного сообщества, регулярно проводятся мероприятия, различные семинары с приглашением экспертов, неработающих в наших учреждениях. На базе нашего отделения в Николаеве мы проводили большой семинар со строителями, был проведён семинар с экспертами-автотехниками, которые аттестованы комиссией в Киеве и в частном порядке выполняют такие исследования, с автотовароведами и так далее. Мы постоянно стремимся обмениваться мнениями и учитываем замечания при разработке наших методик.

Какие новейшие методики разработал ваш институт? 

Ежегодно сотрудники института занимаются разработкой методик по различным направлениям прикладных исследований, среди которых:

— судебно-экономические;

— товароведческие;

— и многие другие виды экспертиз.

В рамках экспертной специальности 10.17 – Исследования телекоммуникационных систем (оборудования) и средств ведется НИР по исследованию алгоритмических кодграбберов, используемых при угонах автомобилей.

Мы запланировали и начали разработку пособия, учитывающего особенности проведения судебных экспертиз в уголовном производстве.

Помимо известных направлений экспертных исследований мы проводим и такие, результатом которых становится «рождение» новых видов и подвидов специальностей.

Так, сотрудником института завершена работа по энергетическим исследованиям, объединяющим в себе несколько направлений: электротехнические, газотехнические и исследования генерирующих установок.

Каждая научно-исследовательская работа, по сути своей, является уникальной, с различными сроками выполнения и проходит этапы от заключительного отчета до, собственно, методики, которая в дальнейшем включается Министерством юстиции в соответствующий  Реестр.

Криптовалюты и блокчейн ещё не в сферах ваших интересов? 

На сегодняшний день отсутствует законодательное регулирование данного вопроса, поэтому, пока не введена по меньшей мере соответствующая терминология в законодательство, о каких-либо экспертных методиках в этом направлении говорить рано. Но электронные деньги, расчеты в электронных деньгах – это те вопросы, по которым методики разрабатываются, но это пока не касается рынка криптовалют.

Каким образом стороны судебного процесса смогут ознакомиться с методиками проведения судебных экспертиз с целью передать заключение эксперта на рецензию, ведь это может быть одним из инструментов доказывания перед судом ошибочности выводов, приведенных в заключении?

Министерство юстиции Украины как распорядитель и держатель методик по соответствующему запросу может их предоставить. Методик действительно нет в «свободном доступе», например, в сети Интернет. Есть Реестр методик проведения судебных экспертиз и перечень рекомендованной литературы. По большинству материалов можно получить доступ, но есть ряд криминалистических методик, которые имеют ограниченный режим доступа, есть методики, которыми пользуется экспертная служба СБУ, которые тоже имеют определённый режим секретности.

В принципе, существует несколько видов рецензий. В сфере оценки имущественных прав рецензия достаточно распространённый документ, а в некоторых случаях просто обязательный (например, при приобретении государственного и коммунального имущества отчет оценщика об оценке проходит рецензирование независимым оценщиком, рецензентом, и эта рецензия имеет статус, зафиксированный в Законе Украины «Об оценке имущества, имущественных прав и профессиональной оценочной деятельности в Украине»).

В сфере судебной экспертизы рецензирование является инструментом повышения уровня квалификации и внутреннего контроля за качеством судебных экспертиз. В основном, используется плановое рецензирование и плановые стажировки: каждый институт ежегодно обменивается сотрудниками, которые стажируются в другом институте. И точно так же рецензируются работы – это обеспечивает надлежащий контроль за качеством. Эти рецензии имеют объективный характер и используются для повышения квалификационный уровня наших сотрудников.

Рецензии так же выполняются при проверке главными территориальными управлениями юстиции частных экспертов, их работы рецензируются самыми опытными сотрудниками экспертных учреждений системы Минюста.

Существуют также инструменты рецензирования, когда сторонняя организация оценивает экспертизу, которая законным или незаконным путем попала им в руки. Однако по сути это лишь мнение сторонней организации, не имеющее никакого закрепленного законодательством правового статуса. В результате проведенных мероприятий, круглых столов, посвящённых данному вопросу, экспертная общественность, в основном, негативно оценила такие рецензии, поскольку они являются попыткой поставить под сомнение экспертное заключение. Есть в этом и определенные нюансы: рецензент, кроме самого заключения зачастую не имеет доступа к материалам дела, повторную экспертизу он по сути не производит.

Если такой рецензент получает заключение эксперта на рецензию, велики риски неверного оценивания экспертного заключения, поскольку рецензент, не имея прямого доступа к материалам дела, актуальным методикам проведения судебных экспертиз, может ошибаться в своих выводах. Однако в процессуальном плане – это иногда используется как основание для того, чтобы поставить под сомнение проведенную судебную экспертизу и назначить повторную или дополнительную экспертизу, чем достаточно часто иногда пользуются стороны в суде.

Предстоящее повышение стандартов социальной защиты и условий оплаты труда, по вашему мнению, отразится на привлечении новых кадров в государственные экспертные учреждения?

На данный момент законодательно увеличена продолжительность отпуска – до 30 дней и так далее. Повышены должностные оклады (закон вступил в силу, однако действие его приостановлено на 2018 год), поэтому в дальнейшем это будет существенным толчком для привлечения новых кадров, молодежи, которых такой уровень гарантий мог бы устроить.

С принятием таких законодательных изменений особого «кадрового наплыва» не произошло, однако мы периодически размещаем объявления на нашем сайте, на ресурсах для работодателей. За последний год мы приняли на работу очень много молодых, способных сотрудников, которые уже являются аттестованными судебными экспертами. Как я уже говорил, штат на сегодня практически укомплектован. Но всё же мы ожидаем расширения штатов, поэтому призываем тех, кто интересуется определенной специальностью и желает попробовать себя в качестве судебного эксперта, обращаться к нам.

Экспертная работа очень непростая и, наверное, не каждому она подходит: здесь нужна и усидчивость, и стрессоустойчивость, так как экспертов нередко вызывают в судебные заседания для дачи пояснений, на допросы в органы следствия. Эксперт должен не только составить строго регламентированное заключение. Но и уметь его отстоять. С учетом того, что сторона, которая задаёт вопросы также качественно подготовлена это требует определенных личных и профессиональных качеств.

Некоторые из ваших экспертов имеют научную степень. Изъявят ли они желание выступать в качестве экспертов по вопросам права, а не как судебные эксперты, во время рассмотрения дела судом?

Формально, у нас достаточно сотрудников, которые подходят под определение «эксперт по вопросам права», для чего нужно иметь научную степень и быть признанным специалистом в соответствующей отрасли. Вопрос очень дискуссионный. С учетом наших уставных задач, мы всё же занимаемся судебной экспертизой, экспертиза по вопросам права для нас не предусмотрена. С другой стороны, если в штате института работает известный в своей отрасли правовед, например, работающий по совместительству профессор кафедры, то никто не запретит выступить ему в суде с такой правовой экспертизой. На сегодняшний день наш институт такими экспертизами не занимается.

Вообще, появление такого субъекта как эксперт по вопросам права вызывает определенные дискуссии. Совместно с территориальным управлением юстиции проводился круглый стол по законодательным изменениям с привлечением, в том числе, и частных экспертов, адвокатов. Этот вопрос нами активно обсуждался. Неопределёнными остались критерии «признанности» специалиста: какая должна быть ученая степень, обязательно ли она должна соответствовать той отрасли науки и той отрасли права, в которой такой специалист привлекается, поскольку его вывод не является доказательством, а является скорее компетентной научной рекомендацией.

Скорее всего, практика привлечения таких экспертов и принятия решения на основании их мнения уже покажет роль данного института. Однако такое мнение никогда не будет конкурировать с заключением судебного эксперта, которое требует специальных знаний. Правовые познания обычно не относят к специальным знаниям, которыми обладает судебный эксперт. Именно по этому критерию, думается, и будут делимитированы правовые позиции и заключения судебных экспертов.

Одесский институт имел один из крупнейших криминалистических музеев Украины с большим количеством экспонатов. Планируется ли восстановление работы музея?

Планируем. У нас есть определенная коллекция, мы как раз занимаемся ее инвентаризацией, более расширенным описанием. С учетом того, что есть некоторые проблемы со зданием – оно не новое, коммуникации не в наилучшем состоянии – мы рассматриваем вопрос, куда перенести эту экспозицию. По окончании инвентаризации, в ближайшее время будем готовы ее выставить. В этом году нашему институту исполняется 105 лет. К этому событию мы приурочим международную научно-практическую конференцию, как раз к этой дате планировали обновить экспозицию и, возможно, выставить в месте проведения конференции.

Есть ли у ОНИИСЭ уникальные экспонаты, которые могли бы быть интересны не только специалистам, а и широкому кругу одесситов и гостей города?

В основном, коллекция наша состоит из различного холодного оружия, есть и нестандартные образцы. Но, надеюсь, когда мы закончим с инвентаризацией, мы сможем показать и прокомментировать каждый экспонат.

В свете небывалой законодательной активности и непрекращающихся реформ привлекают ли ОНИИСЭ к законопроектной работе?

Безусловно, Министерство юстиции Украины вовлечено в данный процесс. В той части, которая касается судебной экспертизы, государственным экспертным учреждениям предоставляется возможность предоставить свои предложения. Каждое из учреждений их формулирует, а профильные департаменты обобщают их, что учитывается при разработке проектов нормативно-правовых актов.

Какие законодательные изменения вы ожидаете в ближайшее время?

На сегодняшний день, когда приезжают иностранные коллеги на совместные мероприятия, многие из них говорят, что украинское законодательство в сфере судебной экспертизы достаточно развито и довольно качественное. К примеру, в некоторых странах наблюдается недостаток либо, наоборот, переизбыток законодательного регулирования. В части нормативного обеспечения необходимо, конечно, периодически корректировать законодательную базу, однако наша деятельность надлежащим образом регламентирована – начиная от сроков проведения и заканчивая требованиями к структуре и содержанию экспертного заключения. Методические рекомендации проведения судебных экспертиз содержат перечень практически всех базовых вопросов, которые могут быть поставлены судебным экспертам. Именно этим перечнем мы и рекомендуем пользоваться.

Конечно, есть определенные потребности. В первую очередь, это развитие самих экспертных учреждений, их базы, привлечение большего числа судебных экспертов из числа частных судебных экспертов. До сих пор эта деятельность не настолько популярна, как например, нотариальная деятельность. Сфера судебной экспертизы в силу сложности и ряда объективных причин не так бурно развивается. В некоторых регионах, как следует из проведённого нами мониторинга, количество частных судебных экспертов из года в год сокращается. Возможно, это определённые экономические предпосылки региона, отсутствие достаточного объема работ, сложность работы. Если в Одесской и Херсонской областях частная экспертная деятельность развита, то есть области, где частных экспертов незначительное количество.

Хотелось бы развивать новые направления и виды судебных экспертиз. Законодатель, конечно же, реагирует на общественные изменения, появляются новые виды экспертиз. Как уже говорилось, в результате научной разработки по энергетической экспертизе мы ожидаем появление новой экспертной специальности с обучением соответствующих специалистов.

Конечно, нам, как институту государственному, необходимо улучшение материально-технической базы: обновление нашего парка криминалистического оборудования, химической лаборатории. Это очень дорогостоящее специализированное оборудование, которое следует обновлять для проведения новых видов исследований либо уже для проведения уже имеющихся видов экспертиз на качественно новом уровне.

В принципе, в последнее время, политика Министерства юстиции Украины, Министерства финансов Украины свидетельствует о тенденции увеличения финансирования: в 2017 году была предоставлена возможность приобрести действительно хорошее криминалистическое оборудование – микроскоп для технической экспертизы документов, который позволяет работать с документами в различных спектрах, а так же прибор для исследования вдавленных штрихов, прибор для исследований золота и других металлов на предмет наличия примесей и так далее. Также приобретен программно-аппаратный комплекс для исследования мобильных устройств, при помощи которого эксперты в сфере компьютерно-технической и телекоммуникационной экспертизы могут извлекать необходимую информацию из мобильных устройств.

Также был восстановлен вышедший из строя хроматограф, позволяющий исследовать спиртосодержащие продукты на предмет соответствия водки, спирта требованиям ДСТУ и другим стандартам, определять кустарно произведенную продукцию.

 

Предыдущая статья6 народных депутатов «прокололись»: их имущество проверят
Следующая статьяВ США впервые начнут травить преступников азотом во время казни
Артём Рипенко
Кандидат юридических наук, директор Одесского научно-исследовательского института судебных экспертиз Министерства юстиции Украины.
Старший научный сотрудник отдела проблем аграрного, земельного и экологического права Института государства и права им. В.М. Корецкого НАН Украины, доцент кафедры социально-правовых дисциплин Одесского государственного университета внутренних дел.
Начинал трудовой путь юристом в частных компаниях сферы агробизнеса.
Впоследствии работал в Одесском областном управлении Государственной земельной инспекции Украины, занимал руководящие должности в юридическом департаменте Одесского городского совета.
Преподавательскую деятельность начал в 2011 году в НУ «Одесская юридическая академия» (кафедра земельного, аграрного и экологического права под руководством проф. И.И.Каракаша). Автор более 80 научных публикаций.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here