3 апреля 2018 года вступил в силу новый польский закон о Верховном суде («Закон о Верховном суде»). В соответствии с этим законом пенсионный возраст для судей Верховного суда был снижен до 65 лет. Новый возрастной ценз применяется с даты вступления в силу этого закона и включает судей этого суда, назначенных до этой даты. Судьи Верховного суда могут продолжать активную судебную службу и после 65 лет, но это зависит от представления заявления, указывающего на желание соответствующего судьи продолжать выполнять свои обязанности, и справки о том, что состояние его здоровья позволяет ему служить, и с согласия Президента Республики Польша.

Таким образом, согласно этому закону, служащие судьи Верховного суда, достигшие возраста 65 лет до вступления в силу этого закона или, самое позднее, 3 июля 2018 года, должны были уйти в отставку 4 июля 2018 года, если только они не представили такое заявление и справку до 3 мая 2018 года включительно, и президент Республики Польша предоставил им разрешение продолжать службу в Верховном суде.

2 октября 2018 года Комиссия подала иск в Суд ЕС в связи с невыполнением Польшей обязательств. Комиссия считает, что, во-первых, понизив пенсионный возраст и применив этот новый пенсионный возраст к судьям, назначенным в Верховный суд до 3 апреля 2018 года, и, во-вторых, предоставив президенту Республики Польша право продлевать полномочия судей Верховного суда, Польша нарушила законодательство ЕС.

Постановлением от 15 ноября 2018 года Председатель Суда удовлетворил просьбу Комиссии принять решение по этому делу в ускоренном порядке. Кроме того, в ожидании решения Суда Комиссия просила Суд обязать Польшу принять следующие временные меры:

  • приостановить применение положений национального законодательства, касающихся снижения пенсионного возраста, для судей Верховного суда;
  • принять все необходимые меры для обеспечения того, чтобы судьи Верховного суда, имеющие отношение к рассматриваемым положениям, могли продолжать выполнять свои обязанности на той же должности, сохраняя при этом тот же статус и те же права и условия труда, что и до вступления в силу Закона о Верховном суде;
  • воздерживаться от принятия каких-либо мер, касающихся назначения судей в Верховный суд вместо судей Верховного суда, затронутых этими положениями или любыми мерами, касающимися назначения нового президента Верховного суда или указания лица, которому поручено возглавить Верховный суд вместо Первого президента до назначения нового Первого президента;
  • информировать Комиссию не позднее, чем через месяц после получения уведомления о постановлении Суда, и каждый месяц после этого — обо всех мерах, которые она приняла или планирует принять, чтобы полностью выполнить этот приказ.

17 декабря 2018 года Суд удовлетворил все эти запросы о применении временных мер до вынесения окончательного решения по настоящему делу. Комиссия на слушании подчеркнула, что, хотя положения Закона о Верховном суде, оспариваемые в этих разбирательствах, были изменены Законом от 21 ноября 2018 года не ясно, устраняет ли этот закон предполагаемые нарушения законодательства ЕС, и в любом случае сохраняется заинтересованность в рассмотрении этого дела ввиду важности независимости судебной системы в правопорядке ЕС.

В своем мнении по делу «Комиссия против Польши» генеральный адвокат Евгений Танчев считает, что требуется отдельная оценка второго подпункта статьи 19 (1) Договора о Европейском Союзе (TEU) и статьи 47 Хартии Европейского Союза по правам человека.

Генеральный адвокат отмечает, в первую очередь, что защита от отстранения с должности членов соответствующего органа является одной из гарантий, необходимых для независимости судебной власти. Действительно, защита от отстранения от должности (несменяемость) является основой и отражением независимости судей и означает, что судьи не могут быть уволены, отстранены от должности, смещены или отправлены в отставку, кроме как по основаниям и при условии соблюдения гарантий, предусмотренных законом. В частности, в соответствии с руководящими принципами, изданными европейскими и международными органами, касающимися независимости судебных органов, судьи должны иметь гарантированный срок полномочий до наступления обязательного пенсионного возраста или до истечения срока их полномочий и могут быть отстранены от должности в отдельных случаях только по причинам недееспособности или поведения, делающего их непригодными для службы. Ранний выход на пенсию должен быть возможен только по просьбе соответствующего судьи или по медицинским показаниям, а любые изменения обязательного пенсионного возраста не должны иметь обратной силы.

Генеральный адвокат отмечает, что Комиссия показала, что оспариваемые меры, во-первых, оказывают значительное влияние на состав Верховного суда, поскольку затрагивают 27 из 72 судей; во-вторых, составляют конкретные законы, принятые в отношении членов Верховного суда; и в-третьих, не предполагается, что они будут временными. Кроме того, внезапное и непредвиденное отстранение большого числа судей неизбежно создает трудности с точки зрения общественного доверия. Более того, по мнению Генерального адвоката, хотя государства-члены обладают компетенцией корректировать возраст выхода на пенсию судей с учетом социальных и экономических изменений, они должны делать это без ущерба для независимости и несменяемости судей в нарушение их обязательств по законодательству ЕС. Таким образом, Генеральный адвокат считает, что оспариваемые меры нарушают принцип несменяемости судей, соблюдение которого необходимо для удовлетворения требований эффективной судебной защиты согласно второму подпункту статьи 19 (1) TEU.

Во-вторых, Генеральный адвокат напоминает, что в соответствии с требованиями независимости судебных органов, которые государства-члены должны соблюдать в соответствии с этим положением, концепция независимости предполагает, в частности, что соответствующий орган выполняет свои функции полностью автономно, не подвергаясь любому иерархическому ограничению или подчинению какому-либо другому органу и без принятия распоряжений или указаний из какого-либо источника, таким образом, будучи защищенным от внешнего вмешательства или давления, способного нанести ущерб независимому суждению его членов, и влиять на их решения. В настоящем деле Польша признала, что отсутствие решения Президента Республики на продление срока полномочий судьи Верховного суда после достижения пенсионного возраста не подлежит судебному пересмотру.

По словам Генерального адвоката, аргументы Польши в отношении полномочий Президента Республики в соответствии с польской конституцией, система гарантий независимости судебных органов, закрепленная в польском законодательстве, и критерии, принятые во внимание Национальным судебным советом недостаточно для того, чтобы развеять впечатление об отсутствии объективной независимости Верховного суда в результате оспариваемых мер. В частности, что касается роли Судебного совета, Генеральный адвокат отмечает, что его мнение не является обязательным, и независимо от состава Судебного совета, его роль никоим образом не рассеивает впечатление о чрезмерной широте полномочий Президента Республики. Более того, аргументы Польши, основанные на законах других государств-членов и Суда ЕС, неубедительны.

Действительно, правовое регулирование других государств-членов несопоставимо с ситуацией в Польше, поскольку они действуют в другом правовом, политическом и социальном контексте, и в любом случае это не имеет отношения к невыполнению Польшей своих обязательств.

Ссылка на законодательство, регулирующее деятельность Суда ЕС также не имеет значения, поскольку не возникает вопроса об изменении правил, касающихся возраста выхода на пенсию судей этого Суда, и, кроме того, это неуместно, поскольку Суд ЕС расположен на наднациональном уровне, что предполагает иной режим чем классическое трехстороннее разделение властей в государствах-членах.

Генеральный адвокат приходит к выводу, что оспариваемые меры нарушают требования независимости судебных органов, поскольку они могут подвергнуть Верховный суд и его судей внешнему вмешательству и давлению со стороны Президента Республики при продлении их мандата, что ухудшает объективную независимость этого суда и влияет на независимость суждений и решений судей, особенно с учетом того, что требование обращаться к Президенту Республики для продления пенсионного возраста сопровождается снижением пенсионного возраста.

Отметим, что Генеральные адвокаты хотя и является полноправными членами Суда ЕС, не участвуют в рассмотрении, а лишь  выносят беспристрастное заключение, которое не является обязательным для суда. Хотя суд чаще всего принимает то же решение, что и Генеральный адвокат, нельзя утверждать, что судьи придерживаются именно мнения Генерального адвоката, поскольку суд мог прийти к одному и тому же выводу по разным юридическим причинам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here