Ограничение личных контактов  во время содержания лица под стражей на досудебном следствии, а также запрет посетить похороны родственника может составлять нарушение прав, гарантированных ст. 8 Конвенции.

Европейский суд по правам человека принял решение по делу «Косенко против России» (заявления № 15669/13 и 76140/13), передает информационный ресурс «ECHR. Ukrainian Aspect ».

Михаила Косенко был арестован в июне 2012 года по подозрению в участии в массовых беспорядках и применении насилия в отношении полиции во время протеста на Болотной площади (митинг активистов перерос в столкновения с полицией).

Больного шизофренией Косенко оставили под стражей. Суд ссылался на серьезность его правонарушений и тот факт, что он может скрываться или препятствовать расследованию. Решение о содержании под стражей несколько раз продлевалось, хотя лицо ходатайствовало об альтернативных мерах.

В это время умерла его мать, но Косенко не отпустили на похороны. Ему также были запрещены визиты сестры, которая была законным опекуном. Кроме того, его удерживали в помещении, где не было больничного отделения. В то же время, его несколько раз посещали психиатры.

В конце концов лицо признали виновным в преступлении, но освободили от ответственности из-за психического заболевания. Косенко поместили в психиатрическую больницу, из которой позже освободили.

Ссылаясь на статью 3 (запрещение бесчеловечного и унижающего достоинство обращения) Косенко обратился в Европейский суд по правам человека. Он жаловался на то, что не получал надлежащего медицинского лечения в течение первых пяти месяцев содержания под стражей. Также он жаловался на основания содержания под стражей в соответствии со статьей 5§3 (право на свободу и безопасность / право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда) Конвенции а также на ограничение семейных визитов и на отказ в предоставлении ему разрешения на краткосрочное оставление территории тюрьмы для посещения похорон матери соответствии со статьей 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции.

Суд в Страсбурге не увидел нарушения ст. 3, но признал нарушение статьи 5§3 и статьи 8 Конвенции, а также присудил 3 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here