Предметом спора по делу № 486/836/18, с учетом уточненных исковых требований, является защита прав потребителя путем признания изменений условий договора о предоставлении услуг централизованного водоснабжения и водоотведения в части установления лимита водоотведения среднесуточного сброса стоков.

Хотя в договоре о предоставлении услуг централизованного водоснабжения и водоотведения и не указано, что его стороной является истец как субъект предпринимательской деятельности, но жилое помещение, в котором осуществляется водоснабжение и водоотведение, используется как магазин для осуществления предпринимательской деятельности. Тарифы на водоснабжение и водоотведение в этом договоре рассчитаны именно, как для предприятия.

Закрывая производство по делу, суд первой инстанции, с которым согласился и апелляционный суд, исходил из того, что истец использует помещение, в котором предоставляются услуги централизованного водоснабжения и водоотведения для предпринимательской деятельности, в частности для размещения магазина.

В соответствии с частью первой статьи 24 ГК Украины человек как участник гражданских отношений считается физическим лицом. В статье 25 ГК Украины предусмотрено, что способность иметь гражданские права и обязанности (гражданскую правоспособность) имеют все физические лица. По правилам частей второй и четвертой этой статьи гражданская правоспособность физического лица возникает в момент его рождения и прекращается в момент его смерти.

Каждое физическое лицо имеет право на предпринимательскую деятельность, не запрещенную законом (статья 42 Конституции Украины). Это право закреплено и в статье 50 ГК Украины, в которой предусмотрено, что право на осуществление предпринимательской деятельности, не запрещенной законом, имеет физическое лицо с полной гражданской дееспособностью. То есть физическое лицо, желающее реализовать свое конституционное право на предпринимательскую деятельность, после прохождения соответствующих регистрационных и других предусмотренных законодательством процедур ни при каких условиях не теряет и не меняет свой статус физического лица, которого она приобрела с момента рождения, а только приобретает к нему новый признак — предпринимателя. При этом правовой статус «физическое лицо — предприниматель» сам по себе не влияет на любые правомочия физического лица, обусловленные его гражданской право- и дееспособностью, и не ограничивает их.

Следовательно, наличие статуса предпринимателя не свидетельствует о том, что с момента государственной регистрации физического лица — предпринимателя такое лицо выступает в качестве предпринимателя во всех правоотношениях. Аналогичная правовая позиция изложена в постановлениях Большой Палаты Верховного Суда от 14 марта 2018 года по делу № 2-7615 / 10, от 5 июня 2018 года по делу № 522/7909/16-ц, от 15 мая 2019 года по делу № 904/10132/17.

Владелец имеет право использовать свое имущество для осуществления предпринимательской деятельности, то есть физическое лицо, которое является владельцем недвижимого имущества, вправе использовать его, в том числе, и для осуществления предпринимательской деятельности. Вместе с тем, статус субъекта предпринимательской деятельности не нивелирует право лица на распоряжение имуществом как физическим лицом.

Суд первой инстанции, с которым согласился и апелляционный суд, закрыл производство по делу на основании того, что истец приобрел статус субъекта предпринимательской деятельности и осуществляя именно хозяйственную деятельность передал в аренду помещения, в котором ответчиком предоставляются услуги водоснабжения и водоотведения, поэтому спор возник между хозяйствующими субъектами. Большая Палата Верховного Суда считает этот вывод необоснованным, поскольку суд не указал ни одного доказательства в подтверждение этого, а исходил из сведений, изложенных ответчиком в отзыве на иск, по осуществлению истцом предпринимательской деятельности и начисления ему в связи с этим стоимости услуг как предпринимателю.

При этом следует отметить, что истец вправе передать в аренду помещение, в котором ответчиком предоставляются услуги по водоснабжению и водоотведению, как физическое лицо или как физическое лицо-предприниматель. Однако, указанного суды должным образом не учли и не привели надлежащих доказательств того, что истец в спорных правоотношениях действовал именно как субъект предпринимательской деятельности, а Большой Палате Верховного Суда не представлено процессуального права сбора и оценки доказательств.

Итак, вывод судов о принадлежности спора между сторонами к хозяйственной юрисдикции является необоснованным.

Учитывая изложенное, Большая Палата Верховного Суда пришла к выводу об удовлетворении кассационной жалобы истца и отмене решений судов нижестоящей инстанции и направления дела в суд первой инстанции для продолжения рассмотрения.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here