Практически неограниченные полномочия разведывательных органов по осуществлению оперативно-технических мероприятий негласного наблюдения без надлежащих правовых гарантий нарушают конвенционные гарантии.

На это обратил внимание Европейский суд по правам человека по делу «Варга против Словакии» (заявление № 58361/12), сообщает информационный ресурс «ECHR. Ukrainian Aspect ».

Разведывательная служба Словакии (SIS) проводила наблюдения за встречами «объекта» в его квартире. И хотя операция была санкционирована судом, соответствующие разрешения впоследствии были отменены вышестоящей инстанцией на том основании, суд подошел формально к принятию решений. Вместе с тем, часть материалов, полученных в ходе разведывательных мероприятий, попала в интернет. Мужчина пытался помешать распространению этих данных, но это удалось ему лишь частично.

Пострадавший обратился в Европейский суд по правам человека и пожаловался на нарушение права на уважение частной жизни.

В Страсбурге отметили, что национальное законодательство предусматривало обязанность судьи, который выносит решение, систематически проверять, продолжают  ли существовать основания, на которых разрешается использование технических средств сбора информации.

Однако в этом деле судьи одобрили представление спецслужбы без настоящей проверки фактов. Решение суда не предполагали никакой оценки действий SIS как таковой. Даже высшая инстанция, которая отменила разрешения, не предоставила такой оценки. Все сводилось к описанию имиджа разведывательного органа, готовил представление на вмешательство в права человека и основные свободы.

Учитывая недостаточную четкость применимых юрисдикционных правил, отсутствие процедур исполнения существующих норм и недостатки их применения, при выполнении трех разрешений SIS практически пользовалась полномочиями, соответствующие неограниченной власти, которые не сопровождались мерой защиты от произвольного вмешательства, как этого требует верховенство права.

Учитывая другие обстоятельства дела, высокие судьи единогласно решили, что имело место нарушение ст. 8 Конвенции и присудили заявителю 9,75 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда.

Об этом деле можно почитать в информационном бюллетене по  прецедентному праву ЕСПЧ за июль 2021 в переводе члена Комиссии по вопросам правовой реформы при Президенте Украины, д.ю.н. Александра Дроздова и доцента кафедры уголовного права и правосудия Международного экономико-гуманитарного университета имени академика С. Демьянчука, к.ю.н. Елены Дроздовой.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here