В ответ на кризис в Украине в феврале 2014 года Совет Европейского Союза постановил 5 марта 2014 года заморозить средства и экономические ресурсы, в частности лиц, которые были признаны ответственными за незаконное присвоение украинских государственных средств (Виктора Януковича, его сына Александра Януковича, Александра Клименко, Сергея Арбузова, Виктора Пшонки, Артема Пшонки, Андрея Клюева) на том основании, что они подлежали к уголовному преследованию в Украине по подозрению в хищении бюджетных средств и их незаконному переводу за пределы Украины.

Решение о замораживании средств против этих лиц неоднократно продлевалось на однолетние периоды на том основании, что украинские власти привлекали их к уголовной ответственности за незаконное присвоение государственных средств или активов. В то же время, бывшие чиновники подали иски в Общий суд, оспаривая продление санкций в 2016 и 2017 годах — в отношении Виктора Януковича и его сына, а в 2018 году — в отношении других лиц.

По результатам рассмотрения всех этих дел Общий суд поддержал экс-чиновников, отменяя ограничительные меры, принятые против них в течение этих периодов.

Прежде всего, суд, применяя прецедентную практику, вытекающую из решения Суда в деле «Азаров против Совета», напоминает, что судебная система ЕС должна пересмотреть законность всех ограничительных актов ЕС в свете основных прав человека: хотя Совет может основывать принятие или сохранение ограничительных мер на решении третьего государства, он должен сам проверить, в частности, были ли соблюдены права на защиту и право на эффективную судебную защиту на время принятия такого решения.

Общий Суд считает, что в обосновании действий Совета, распространяющих ограничительные меры, не содержится ни единой ссылки на тот факт, что Совет ЕС проверил соблюдение таких прав. По мнению Общего Суда, никакая информация, содержащаяся в письмах украинских властей, на которых Совет основывал свое решение о применении ограничительных мер, не позволяет считать, что Совет располагал достаточной информацией для проверки соблюдения прав человека. Кроме того, он был обязан проводить такую ​​проверку независимо от каких-либо доказательств, представленных украинскими властями, заинтересованными в аресте активов.

Во-вторых, Общий суд добавляет, что, хотя Совет ЕС утверждает, что проведение уголовных расследований было предметом судебного разбирательства в Украине, и что несколько судебных решений, принятых в этом контексте, показывают, что Совет ЕС смог установить соблюдение прав бывших чиновников, эти решения сами по себе не способны продемонстрировать соблюдения права на защиту против введения ограничительных мер.

Именно недостаточность внутренней проверки Советом ЕС фактов, представленных украинскими властями, и нарушения права на защиту украинских чиновников стало основанием для отмены всех санкций в отношении указанных украинских чиновников.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here