Статья восьмая Конституции Украины провозглашает, что в Украине признаётся и действует принцип верховенства права. Указанное конституционное положение нашло свое отражение и в статье 10 новой редакции Гражданского процессуального кодекса Украины (далее — ГПК), изложенной в соответствии с принятым 3 октября 2017 года Верховной Радой Украины Закона Украины «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты» (далее — Закон Украины № 2147-VIII) [1]. Следует обратить внимание на то, что, хотя принцип верховенства права нашел свое прямое закрепление в новой редакции ГПК (в отличие от ГПК 2004 года) однако, определение понятия верховенство права не сформировано. Это объясняется тем, что, будучи основанным на доктрине естественного права, понятие «верховенство права» (Rule of Law) не поддается определению. Его, подобно таким вечным категориям как Бог, справедливость, счастье .. нельзя загнать в какие-то рамки, это понятие требует осмысления … В европейской культуре сложилось согласованное понимание «верховенства права» на основе составных элементов этого принципа.

Так, Европейская комиссия «за демократию через право» в докладе о верховенстве права от 25 — 26 марта 2011 года [2], определила обязательные элементы понятия «верховенство права»: 1) законность; 2) юридическая определенность;  3) запрет  произвола;  4)  доступ  к  правосудию,  представленному независимыми   и    беспристрастными   судами;     5)   соблюдение прав человека; 6) запрещение дискриминации и равенство перед законом.

Важность принципа верховенства права подчеркнуто в статье 3 Устава Совета Европы 1949 года, государство – член «должно признавать принцип верховенства права и пользование всеми лицами в пределах своей юрисдикции правами человека и основными свободами» [3].

Высшую ценность международные гарантии прав человека представляют собой тогда, когда они подлежат исполнению на внутригосударственном уровне.

К сожалению, уже значительный промежуток времени наше государство является лидером по количеству жалоб в Европейский суд по правам человека (далее — ЕСПЧ). Рост количества жалоб против Украины и констатация ЕСПЧ нарушения Украиной того или иного элемента принципа верховенства права, свидетельствует об очевидной актуальности научного анализа прецедентного законодательства Страсбурга в этом направлении.

Практика рассмотрения дел национальными судами свидетельствует о том, что последние допускают неодинаковое применение одного из элементов верховенства права — принципа юридической определенности, который предполагает соблюдение принципа res judicata, то есть окончательности судебного решения. Так, суды неодинаково применяли ч. 3 ст. 297 ГПК Украины (в редакции процессуального закона до 03.10.2017 года) по делам о восстановлении срока апелляционного обжалования в случае, если апелляционная жалоба прокурора, органа государственной власти или органа местного самоуправления подавалась по истечении одного года: в одних случаях суды отказывали в открытии апелляционного производства, в других — при аналогичных обстоятельствах, принимали дело в своё производство и рассматривали по существу.

Так,   апелляционный   суд   Одесской    области   определением  от  2  ноября

2016 года [4], оставленным без изменений определением Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел [5] (далее — ВССУ), отказал в открытии апелляционного производства по апелляционной жалобе представителя Департамента коммунальной собственности Одесского городского совета на решение Приморского районного суда г. Одессы от 16 ноября 2004 года <…> о восстановлении срока апелляционного обжалования.

В обосновании уважительности причин пропуска срока на обжалование апеллянт отметил, что Департаменту стало известно о существовании решения Приморского районного суда г. Одессы от 16 ноября 2004 года из письма КП «БТИ» ОГС № 2823-12 / 83 от 22.08.2016 года, полученного ОГС 23.08.2016 года. Департамент обратился в апелляционный суд Одесской области за защитой своих прав и интересов, а не для защиты прав и свобод других лиц, а потому ограничения предусмотрены ч. 3 ст. 297 ГПК Украины не могут быть применены.

Суд апелляционной инстанции отметил, что департамент коммунальной собственности Одесского городского совета обжаловал решение суда первой инстанции в апелляционном порядке через двенадцать лет после вступления решения в законную силу и его исполнения … По предписаниям национального законодательства, а именно ч. 3 ст. 297 ГПК Украины, независимо от уважительности причины пропуска срока апелляционного обжалования апелляционный суд отказывает в открытии апелляционного производства в случае, если апелляционная жалоба прокурора, органа государственной власти или органа местного самоуправления подана по истечении одного года с момента провозглашения обжалуемого судебного решения. При этом, годовой срок является пресекательным (преклюзивным) и восстановлению не подлежит.

В другом деле, [6] в подобных правоотношениях и с тождественным предметом спора, апелляционный суд Одесской области, решением от 19 ноября 2015 года, с которым согласился и суд кассационной инстанции пришел к выводу о восстановлении Одесскому городскому совету, департаменту коммунальной собственности Одесского городского совета и УВК «Мечта» срока на апелляционное обжалование решения Киевского районного суда г. Одессы от 23 февраля 2007 года.

Постановлением  Верховного   Суда  Украины   (далее — ВСУ)   от   22 февраля

2017 года вышеуказанные решение было отменено и дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. Отменяя решение апелляционного суда Одесской области от 19 ноября 2015 года, ВСУ отметил, что: «Суд апелляционной инстанции, с выводами которого согласился и суд кассационной инстанции, возобновляя <…> срок на апелляционное обжалование решения суда первой инстанции, не обратил внимания на то, что согласно положениям части третьей статьи 297 ГПК Украины органы государственной власти или местного самоуправления лишены права апелляционного обжалования судебного решения по истечении годичного срока с момента его провозглашения..» [7]. 

Стоит отметить, что положения ч. 3 ст. 297 ГПК Украины нашли свое отражение в ч. 2 ст. 358 ГПК Украины (в редакции Закона Украины № 2147-VIII) [1] и получили законодательные изменения, направленные на практическую реализацию принципа юридической определенности, согласно которым: «Независимо от уважительности причин пропуска срока на апелляционное обжалование суд апелляционной инстанции отказывает в открытии апелляционного производства в случае, если апелляционная жалоба подана по истечении одного года со дня составления полного текста судебного решения, кроме случаев: 1) подачи апелляционной жалобы лицом, не уведомлённым о рассмотрении дела либо не привлеченным к участию в нём, если суд принял решение о его правах, свободах, интересах и (или) обязанностях; 2) пропуска срока на апелляционное обжалование вследствие возникновения обстоятельств непреодолимой силы».

В данной статье законодатель допустил нарушение правил юридической техники, результатом которой стало допущение логической ошибки, а именно — взаимоисключающие положения: “Независимо от уважительности причин пропуска срока…», кроме случаев: “…”. Для устранения логической ошибки предлагаем внести изменения в ч. 2 ст. 358 ГПК Украины и выложить её в следующей редакции: «Суд апелляционной инстанции отказывает в открытии апелляционного производства в случае, если апелляционная жалоба подана по истечении одного года со дня составления полного текста судебного решения, кроме случаев: 1) подачи апелляционной жалобы лицом, не уведомлённым о рассмотрении дела либо не привлеченным к участию в нём, если суд принял решение о его правах, свободах, интересах и (или) обязанностях; 2) пропуска срока на апелляционное обжалование вследствие возникновения обстоятельств непреодолимой силы».

Выше рассмотренные новеллы ГПК Украины в части конкретизации условий отказа в открытии апелляционного производства должны способствовать соблюдению принципа юридической определенности, который предполагает соблюдение res judicata (окончательности судебных решений), однако необходимо учитывать также практику ЕСПЧ, дающая расширенное толкование этого принципа.

Так, исходя из анализа практики ЕСПЧ, можно вывести следующую квинтэссенцию соблюдения принципа юридической определенности:

1) незыблемость принципа res judicata;

2) обязательность судов указывать основания восстановлении сроков на обжалование судебного решения. Возможность возобновления сроков не является неограниченной, поскольку стороны в разумные интервалы времени должны принимать меры, чтобы узнать о состоянии известного им судебного производства (см. Mutatis mutandis «Александр Шевченко против Украины» п.27, «Трух против Украины», «Пономарёв против Украины» п.41)

3) в случаях пересмотра судебных актов в порядке надзора (см. Mutatis mutandis «Светлана Науменко против Украины», «Трегубенко против Украины», «Рябых против России») и по вновь открывшимся обстоятельствам (см. Mutatis mutandis «Праведная против России «,» Желтякова против Украины «, п 42-48), целесообразно действовать также, как в случае, когда этот основополагающий принцип подрывается с помощью других процессуальных механизмов, таких как продление срока на обжалование;

4) отход от принципа res judicata возможен лишь в исключительных случаях:

  1. a) для исправления ошибок правосудия, однако с определением, совместимости такой процедуры со статье 6 Конвенции (см. mutatis mutandis «Праведная против России» пп.27-28, «Никитин против России», «Ленская против России»);
  2. b) в случае особых и непреодолимых обстоятельств (см. mutatis mutandis «Устименко против Украины» п.46, «Рябых против России» п.п.51,52, «Марушина против России» п.31, «Брумареску против Румынии» п .61).

Литература:

  1. О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты [Электронный ресурс]: Закон Украины от 3 октября 2017 № 2147-VIII. — Режим доступа: http://zakon0.rada.gov.ua/laws/show/2147-19
  2. Европейская комиссия «за демократию через право» (Венецианская комиссия). Верховенство права [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.scourt.gov.ua/clients/vsu/vsu.nsf/6b6c1e2e6ad3e2fcc225745c0034f4cc/229b826c8ac787dec2257d87004987c3/$FILE/CDL-AD(2011)003rev-ukr.pdf.
  3. Статут Совета Европы [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://zakon5.rada.gov.ua/laws/show/994_001.
  4. Определение Апелляционного суда Одесской области от 02 ноября 2016 г. // Единый государственный реестр судебных решений Украины [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://reyestr.court.gov.ua/Review/62546044.
  5. Определение Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 22 марта 2017 г. // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://reyestr.court.gov.ua/Review/65598261.
  6. Решение Апелляционного суда Одесской области от 19 ноября 2015 г. // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://reyestr.court.gov.ua/Review/53849519.
  7. Постановление Верховного Суда Украины от 22 февраля 2017 г. // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://reyestr.court.gov.ua/Review/65680353.

Сулейманова Сусанна Рефатовна,

кандидат юридических наук

ассистент кафедры гражданского процесса

 Национального университета «Одесская юридическая академия»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here