Вопрос дел об административных правонарушениях всегда стоял в углу отечественной юридической науки – эти общественно-вредные деяния в других государствах вообще далеко не всегда выделяются в нечто самостоятельное и остаются придатком уголовной отрасли права или разделяются в зависимости от своего социального значения между правом уголовным и правом гражданским.

У нас же всё куда сложнее — дела об административных правонарушениях рассматривает целая связка органов, причем по какому принципу происходило разграничение юрисдикции между ними – часто непонятно «от слова совсем».

Также стоит вопрос о самих правонарушениях, отнесенных к категории административных, главным критерием отделения которых от преступлений, якобы, считается критерий общественной вредности (для административной юрисдикции) или опасности (уголовная юрисдикция).

Но давайте посмотрим на положение статьи 124 КУоАП, которая предусматривает ответственность водителя за нарушение правил дорожного движения, если оно повлекло повреждение имущества, и на статью 286 УК Украины, которая предусматривает ответственность водителя за нарушение правил безопасности дорожного движения или эксплуатацию транспорта лицом, управляющим транспортным средством, повлекшие телесные повреждения средней тяжести, тяжкие телесные повреждения или смерть потерпевшего лица.

В первом случае само деяние заключается в нарушении правил дорожного движения, а во втором – в нарушении правил безопасности дорожного движения.

А что, если все правила дорожного движения – это правила безопасности? Ведь и сами правила, и сопутствующие ГОСТы в конечной цели принимаются с одной целью – максимально обезопасить дорожное движение.

Таким образом, отбросив псевдо-формальности конструкции нормы, разграничение происходит не по самому деянию, которое в обоих случаях заключается в нарушении правил дорожного движения лицом, управляющим транспортным средством, а по их последствиям, — если вопрос только имущественный, то деяние причисляется к общественно-вредным, а если речь идет о вреде здоровью и жизни людей – то общественно опасное.

Но ведь деяние-то одно и тоже, и заключается оно в виновном нарушении правил дорожного движения. Нарушая правила движения, виновный, в абсолютном большинстве, не может знать или прогнозировать последствия своего деяния – обойдется ли такое нарушение без последствий, будет причинен имущественный вред или вред жизни и здоровью.

Иными словами – рулетка: «пролетая» на красный сигнал светофора, водитель абсолютно одинаково относится к своим действиям, и представляет абсолютно такую же общественную вредность или опасность, независимо от того, какие непредсказуемые последствия это повлечет.

Так почему, просто проехав на красный, — он будет оштрафован полицейским «на месте» (штраф – 425 грн.), если проехал и случилось ДТП, 124 статья КУоАП – вопрос «о привлечении» будет рассматривать суд в административном порядке (штраф – 340 гривен или лишение права управления транспортными средствами на срок от 6 до 12 месяцев), а если при этом еще и люди пострадали – станет вопрос о его уголовной ответственности, где взыскание — вплоть до лишения свободы на срок до двенадцати лет с лишением права управлять транспортными средствами на срок до трех лет.

И мы не устанем повторять – деяние-то со стороны «водителя» одно и то же. Одинаково водитель нарушает правила дорожного движения, всё остальное — «обстоятельства», которые должны быть учтены при определении меры наказания, но никак не уменьшающие общественной опасности нарушителя.

Или справедливо ли, когда примерный водитель, оказавшись заложником погодных условий или поведения пострадавшей стороны, совершает серьезное ДТП, подпадающее под квалификацию ст. 286 УК Украины, и попадает под воздействие механизма уголовного преследователя, а более «везучий», — пока еще регулярно проскакивающий на красный сигнал светофора «уличный гонщик», в случае его поимки – просто расплачивается штрафом «на месте».

Не кажется ли вам, что сегодняшняя система механизмов привлечения к ответственности за нарушение правил дорожного движения исходит скорее от последствий, нежели от общественной опасности самого нарушителя и его отношения к самому нарушению?

Возможно, законодателю следует пересмотреть эти положения и поставить во главу угла именно деяние «водителя», заключающееся в нарушении правил движения, — ужесточить ответственность за подобные нарушения, существенно повысив ответственность за повторные, систематичные нарушения правил дорожного движения конкретным водителем, когда общество сможет привлечь к уголовной ответственности нерадивых и безответственных «водителей» не дожидаясь трагических последствий, введя уголовную ответственность за повторные, в течении года, нарушения правил дорожного движения, даже если они не повлекли за собой реальных последствий в виде причинения ущерба имуществу или жизни и здоровью потерпевшей стороны.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here