В своем решении по делу «Petithory Lanzmann v. France» (жалоба № 23038/19) Европейский суд по правам человека единогласно объявил жалобу неприемлемой. Дело касалось просьбы заявительницы о передаче спермы ее покойного сына в учреждение, способное организовать зачатие или суррогатное материнство.

Заявительница — вдова Клода Ланцмана, журналиста, писателя и режиссера фильма «Шоа», который умер в 2018 году. Их сын умер 13 января 2017 года в результате раковой опухоли, которая была диагностирована в 2014 году. Как только она была проинформирована о его болезни, ее сын выразил желание стать отцом и иметь потомство, в том числе в случае его смерти. Вследствие этого он сдал на хранение сперму в Центр защиты и сохранения спермы в больнице Кочина в Париже, связался с аналогичным центром в Швейцарии и рассматривал другие варианты для хранения биоматериала за границей, но был неспособен продолжить поиски учреждений из-за его.

Весной 2017 года президент Центр защиты и сохранения спермы отказался передать в Агентство по биомедицине просьбу заявительницы о передаче спермы ее сына в медицинское учреждение в Израиле.  Петитори Ланцманн обратилась к судье по срочным жалобам в Административном суде Парижа с просьбой принять необходимые меры для санкционирования вывоза спермы ее сына в заграничное медицинское учреждение, которое было смогло бы проводить репродукцию. Она утверждала, что отказ удовлетворить ее просьбу лишил ее права осуществлять личную и семейную жизнь, к которой она имела право стремиться, став бабушкой и обеспечивая соблюдение воли ее сына. Судья отклонил ее иск, апелляционный суд также не поддержал заявительницу

Ссылаясь на статью 8 (право на уважение частной и семейной жизни), заявительница жаловалась на невозможность получить доступ к сперме ее покойного сына с целью организации, в соответствии с его последними пожеланиями, оплодотворения с медицинской помощью бесплодной пары или суррогатного материнства.

ЕСПЧ отметил, что жалоба заявительницы фактически состояла из двух отдельных частей. В первой части она утверждала, что является косвенной жертвой от имени своего покойного сына, а во второй части она утверждала, что является прямой жертвой, поскольку она была лишена возможности стать бабушкой. Что касается жалобы о косвенном статусе жертвы, Суд отметил, что права, заявленные заявительницей, касались права ее сына решать, как и когда стать родителем. Тем не менее, Суд отметил, что это право относится к категории непередаваемых прав. Соответственно, заявительница не может утверждать, что в этом отношении она стала жертвой нарушения Конвенции от имени ее сына. Что касается жалобы о прямом статусе жертвы, Суд счел, что статья 8 не гарантирует права стать бабушкой и дедушкой. Поэтому Суд объявил обе части жалобы неприемлемыми.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here