Хотя обыск в помещениях консульства и в жилье почетного консула был проведен с нарушением права на частную жизнь, а полученные доказательства легли в основу обвинения и последующего осуждения, справедливость судебного процесса нарушена не была.

К таким выводам пришел Европейский суд по правам человека по делу «Тортладзе против Грузии» (заявление №42731 / 08), сообщает информационный ресурс «ECHR. Ukrainian Aspect ».

В августе 2005 года правоохранительные органы Грузии задержали бывшего руководителя службы безопасности и юриста Генерального консульства Кот-д’Ивуара по подозрению в незаконном хранении наркотических веществ с целью их сбыта. Задержанный сообщил, что приобрел наркотики у Эмилио Тортладзе, который на тот момент был почетным консулом Кот-д’Ивуара в Грузии.

Получив заверения Министерства иностранных дел Грузии о том, что Венская конвенция о консульских сношениях не предусматривает неприкосновенность помещений, занимаемых почетным консулом, сотрудники грузинской полиции, несмотря на возражения консула, провели обыски по месту его жительства и в консульстве. В результате этих следственных действий были обнаружены запрещенные вещества в сейфе и ящиках стола Тортладзе. Консул и его жена заявили, что предметы им не принадлежали, но объяснить их присутствие не смогли. Поскольку супруги отказались от права на присутствие понятых, обыск проводился без них.

В 2007 году Е.Тортладзе был осужден на 18 лет заключения. Позже приговор был смягчен в апелляции до 17 лет. Верховный суд Грузии отказался пересматривать дело заявителя.

Тогда Е.Тортладзе обратился в Европейский суд по правам человека. Он жаловался на незаконность и необоснованность обыска консульства и несправедливость судебного процесса, поскольку в ходе него были использованы доказательства, полученные в ходе этого обыска. Также заявитель жаловался, что Верховный суд Грузии «произвольно ограничил доступ к кассационной инстанции».

Суд в Страсбурге констатировал нарушение статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции, поскольку национальные судебные инстанции оставили без внимания вопрос обоснованности и соответствия решения грузинских правоохранительных органов провести обыск консульства, который, в свою очередь, не сопровождался достаточными гарантиями.

Однако, ЕСПЧ не согласился с заявителем, что власти Грузии нарушили его право по смыслу пункта 1 статьи 6 (на справедливое судебное разбирательство) Конвенции. Несмотря на процессуальные нарушения в ходе получения ряда доказательств, другие доказательства дают основание ЕСПЧ говорить, что общая справедливость уголовного преследования в отношении Тортладзе не была подорвана.

В части компенсации ЕСПЧ счел, что при обстоятельствах этого дела выявления нарушения статьи 8 само по себе составляло справедливую компенсацию любого морального вреда, причиненного заявителю в результате этого нарушения.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here