Системы негласного наблюдения в Болгарии, дальнейшего хранения и доступа к коммуникационным данным не обеспечивают соблюдение гарантий уважения к личной жизни.

Такое заключение сделал Европейский суд по правам человека по делу «Экимджиев и другие против Болгарии» (заявление № 70078/12), сообщает «ECHR. Ukrainian Aspect».

В Болгарии негласное наблюдение закреплено на законодательном уровне (Закон о специальных средствах наблюдения 1997 года, ст.ст. 172-176 УПК). Среди прочего, такое наблюдение включает визуальное наблюдение, перехват телефонных и электронных сообщений, подслушивание. Применение негласных мер будет допускаться для целей национальной безопасности или в случае подозрения в тяжком умышленном правонарушении. Самые распространенные преступления, для которых они были использованы, это преступления, связанные с рэкетом и наркотиками.

Разрешение на проведение наблюдения предоставляются председателями судов. Систему контролирует преимущественно Национальное бюро контроля над специальными средствами наблюдения, а также специальный парламентский комитет.

И согласно Закону об электронных коммуникациях 2007 года операторы телекоммуникаций должны хранить данные коммуникаций обо всех своих пользователях в течение шести месяцев. А власти могут получить доступ к сохраненным данным для выявления и расследования тяжких преступлений и для некоторых других правоохранительных целей. Разрешения на доступ могут выдавать главы всех окружных судов или судьи, которым они делегируют эту задачу. Систему контролирует специальный парламентский комитет и частично органы защиты персональных данных.

Два адвоката (Михаил Тихолов Экимджиев и Александр Эмилов Кашамов), Ассоциация по европейской интеграции и правам человека и Фонд доступа к информации обратились в Европейский суд по правам человека. Они утверждали, что характер их деятельности подвергает их риску скрытого наблюдения, а также доступу к коммуникационным данным для органов власти в соответствии с законами, разрешающими такую ​​деятельность в Болгарии.

Ссылаясь на ст. 8 (право на уважение частной и семейной жизни) и ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, заявители жаловались, что в стране общение любого лица может перехватываться. Законы же не предоставляют достаточных гарантий от произвольного или незаконного применения негласных мер, а также доступа к коммуникационным данным.

Суд в Страсбурге установил, в частности, что национальное законодательство Болгарии, регулирующее скрытое наблюдение, не отвечает требованию Конвенции по качеству закона и не может обеспечить наблюдение только за тем, что необходимо.

Подобным образом Суд установил, что законы, регулирующие хранение и доступ к коммуникационным данным, не соответствуют требованиям Конвенции по качеству права и они не могли ограничить такое сохранение и доступ к такому объему, который строго необходим.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here