В сегодняшнем решении по делу «Косайте-Чипени и другие против Литвы» (жалоба № 69489/12) ЕСПЧ указал, что не было нарушения ст. 8 Конвенции. Четыре гражданки Литвы (И. Ринкявичене, Э. Закаревичене, О. Валайнене и Э. Косайте-Чипене), обратились в ЕСПЧ  по вопросу медицинской помощи при родах на дому. Женщины родили дома с помощью дула (тренера по родам), а их домашние роды прошли без осложнений.

После того, как против тренера по родам были выдвинуты уголовные обвинения в оказании помощи в родах на дому, в 2012 году трое заявительниц обратились в местные больницы с просьбой предоставить им медицинскую помощь для родов на дому. Однако больницы отказались, поскольку предоставление такой помощи было запрещено согласно национальному законодательству, а именно, Медицинскому постановлению MN 40:2006.

Затем трое из заявительниц попросили Министерство здравоохранения внести поправки в законодательство, чтобы разрешить медицинскому персоналу оказывать помощь при домашних родах. Министерство ответило, что не планируется вносить поправки в законодательство или принимать новые законы, регулирующие акушерские услуги на дому, заявив, что роды в родильном отделении являются наиболее безопасным вариантом, и что заявительницы могут посетить отделения, чтобы найти то, которое наиболее подходит для их потребностей.

О. Валайнене оспорила ответ Министерства в административных судах, но безуспешно.
В конечном итоге, в 2012 году Верховный административный суд отклонил ее довод о том, что отсутствие правового регулирования медицинской помощи во время родов нарушило ее право на неприкосновенность частной жизни. Напротив, национальное законодательство гарантировало ей право выбирать наиболее подходящее медицинское учреждение и высказывать свои пожелания относительно неприкосновенности частной жизни, и, в любом случае, право на неприкосновенность частной жизни не могло иметь более высокую ценность, чем здоровье матери и ребенка.

Правительство Литвы утверждало, что статья 8 Конвенции не может быть истолкована как предусматривающая право рожать дома и устанавливающая обязательство государства предоставлять соответствующие медицинские услуги. По мнению Литвы, право выбора обстоятельств при рождении, хотя и было признано Судом по делу «Терновский против Венгрии» (№ 67545/09), в большей степени было связано не с правом на выбрать конкретное место для родов (например, дома), а с правом выбора способа родов, правом отказаться от ненужных медицинских вмешательств, правом выбора конкретного медицинского персонала (врачей или акушерок) для оказания помощи во время родов, правом на присутствие отца в родильном доме, и право на пребывание с новорожденным после родов. Более того, право на рождение дома не было прямо признано в правовой системе Литвы. Таким образом, Правительство посчитало жалобу неприемлемой ratione materiae.

Рассмотрев указанные доводы ЕСПЧ пришел к выводу, что, хотя статья 8 не может быть истолкована как предоставление права рожать дома как такового, тот факт, что на практике женщины не могут получить помощь при родах в их частном доме, подпадает под действие их права на уважение их частной жизни и, соответственно, статьи 8 Конвенции. Было установлено, что вопросы, связанные с родами, в том числе выбор места рождения, были в основном связаны с частной жизнью женщины и подпадают под действие этой концепции для целей статьи 8 Конвенции.

Тот факт, что, даже если домашние роды в Литве были законными и что женщины действительно рожали дома, медицинским работникам всё равно было запрещено оказывать медицинскую помощь, необходимую для родов, это только создало неблагоприятные условия в отношении безопасности женщин и новорожденных. Было бы нелогично использовать низкие показатели перинатальной смертности в обоснование запрета медицинским работникам оказывать помощь во время домашних родов. Напротив, случаи, когда роды происходили без квалифицированной медицинской помощи, могли только увеличить перинатальную смертность, а не наоборот. 

Даже если предположить, что роды на дому могут быть ограничены по соображениям общественного здравоохранения, запрет на роды на дому с медицинской помощью был непропорциональным. Цель защиты здоровья матери и ребенка может быть достигнута путем установления конкретных условий для родов в домашних условиях, таких как требования в отношении помещений и расстояния до ближайшей больницы. Как показывают примеры других государств (заявители опирались на определенные статистические данные из Соединенного Королевства), роды на дому или в центрах естественных родов были такими же безопасными, более того, затраты от таких родов были ниже. Заявители также хотели подчеркнуть, что они не требуют от государства обеспечения их права рожать дома, направляя специалистов системы здравоохранения на домашние роды, помещая машины скорой помощи в режим ожидания рядом с домами рожающих женщин. Они только просили, чтобы медицинским работникам, которые были готовы оказать помощь во время родов, не было запрещено это делать, а также чтобы квалифицированная помощь была оказана роженицам, которые прибыли в больницу после возникновения осложнений.

Суд отмечает, что роды на дому как таковые не запрещены правовой системой Литвы. В национальном законодательстве нет положений, криминализирующих действия женщин, которые решили рожать таким образом, не утверждалось, что какая-либо женщина когда-либо преследовалась или наказывалась за такие действия. Что касается вопроса о том, было ли разрешено во время подачи данного заявления специалистам оказывать помощь при родах на дому, Суд отмечает, что в соответствии с Положением о порядке медицинского обслуживания беременных женщин, рожающих женщин и новорожденных детей квалифицированная медицинская помощь для таких женщин и детей может предоставляться только в медицинских учреждениях уровня II или уровня III, то есть в больницах. Точно так же Закон о медицинской практике предусматривает, что врачи (включая акушеров-гинекологов) могут принимать только в лицензированном медицинском учрежденииТот факт, что акушерка не могла помочь с домашними родами, был четко указан в Медицинском регламенте. Такое прочтение явно и четко указывает, что законодательство Литвы однозначно подтверждает вывод о том, что профессиональна помощь при домашних родах не разрешается. 

Суд считает, что нет никаких оснований сомневаться в том, что литовская государственная политика поощрения больничных родов, как это отражено в соответствующем национальном законодательстве, была разработан в целях защиты здоровья и безопасности матерей и детей во время и после родов. Соответственно,  вмешательство в настоящем деле служило законной цели защиты здоровья и прав других лиц по смыслу пункта 2 статьи 8 Конвенции.

Кроме того, Европейский Суд отмечает, что заявители по настоящему делу не утверждали, что им или их детям было отказано в послеродовом уходе, заявители никогда не сообщали в какой-либо орган о том, что им было отказано в послеродовом уходе. Напротив, как отметило правительство, при возникновения чрезвычайной ситуации в случае запланированных домашних родов, медицинские работники все равно будут приходить к пациенту домой оказывать медицинскую помощь, либо обеспечат их перевод в больницу. Это также соответствует позиции Суда о том, что ни при каких обстоятельствах ребенок не должен быть лишен своего права на доступ к медицинским услугам на том основании, что он родился за пределами медицинского учреждения. Наилучшее обеспечение интересов ребенка должно быть главным соображением во всех действиях, касающихся детей, независимо от того, предпринимаются ли они государственными или частными учреждениями социального обеспечения, судами, административными органами или законодательными органами.

Таким образом, не было нарушения статьи 8 Конвенции.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here