В деле «Ана Ионеску и другие против Румынии» (жалоба № 19788/03 и 18 других заявлений) Европейский суд по правам человека пришел к выводу, что имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции в отношении национализации имущества заявителей бывшим коммунистическим режимом. В итоге 19 заявителей получили компенсацию в размере более 2,71 млн евро.

Заявителями были 34 гражданина Франции, Германии и Румынии, которые родились в период между 1927 и 1982 годами и проживают в основном в Румынии. Между 1994 и 2008 годами заявители получили окончательные судебные решения, в которых указывалось, что национализация бывшим коммунистическим режимом их имущества была незаконной и что они никогда не прекращали быть законными владельцами этой собственности. Несмотря на тот факт, что их правоустанавливающие документы не были оспорены, заявители не смогли восстановить владение своей собственностью, поскольку последняя уже была продана государством третьим лицам. Заявители не получили компенсацию за свое имущества.

Ссылаясь на статью 1 Протокола № 1 (защита собственности) к Европейской конвенции о правах человека, заявители утверждали, что их неспособность восстановить владение незаконно национализированным имуществом или получить компенсацию, несмотря на судебные решения о признании их имущественных прав, равносильно нарушению их права на мирное пользование своим имуществом.

Европейский Суд напомнил, что в деле «Преда и другие против Румыни» он установил, что неспособность заявителей восстановить владение имуществом, несмотря на то, что окончательные решения суда признали их имущественные права, представляла собой лишение в значении второго предложения первого абзаца Статьи 1 Протокола № 1 и что такое лишение в сочетании с полным отсутствием компенсации наложило на заявителей непропорциональное и чрезмерное бремя в нарушение их права на мирное владение имуществом, гарантированного статьей 1 Протокола №1 (см. Преда и другие упомянутое выше, §§ 146, 148-49).

ЕСПЧ также счел, что Правительство не выдвинуло ни одного факта или аргумента, способного убедить его прийти к другому выводу в настоящем деле. В частности, Закон о реституции № 165/2013, который, по мнению Суда, не предоставил эффективного средства правовой защиты в ситуациях, аналогичных тем, которые существуют в настоящем деле (см. дела «Преда и другие против Румынии», «Дикман и Гион против Румынии»), также закон не был изменен после вышеупомянутых решений Суда. Правительство также не утверждало, что практика национальных судов изменилась с тех пор, как эти решения ЕСПЧ истолковали Закон №165/2013.

Как уже неоднократно указывал ЕСПЧ, решение, в котором Суд признает нарушение, накладывает на государство-ответчика юридическое обязательство положить конец нарушению и возместить его последствия таким образом, чтобы восстановить насколько это возможно, ситуацию, существовавшая до нарушения.

Европейский Суд полагает, что при данных обстоятельствах дела возвращение рассматриваемого имущества поставило бы заявителей в положение, эквивалентное тому, в котором они находились бы, если бы не было нарушения Статья 1 Протокола № 1. В случае отсутствия такого возмещения государством-ответчиком Суд считает, что государство-ответчик должно выплатить заявителям в качестве компенсации материального ущерба сумму, соответствующую текущей стоимости их имущества.

Что касается суммы денег, требуемой в отношении упущенной выгоды, Суд отклонил это требование, поскольку присуждение денежной суммы на этой основе было бы спекулятивным процессом, учитывая, что прибыль, полученная от владения имуществом, зависит от нескольких факторов (см. «Buzatu против Румынии» (справедливая компенсация)  и «Preda and Others», упомянутое выше).

Поскольку в деле было выявлено несоответствие между оценками заявителей стоимости их имущества и оценками, предоставленными Правительством, ЕСПЧ принял во внимание имеющуюся у него информацию о ценах на недвижимость на местном рынке, включая документы, представленные сторонами, и установленную им прецедентную практику в отношении аналогичных случаев. Суд посчитал разумным и справедливым, как того требует статья 41 Конвенции, присудить заявителям суммы, указанные в прилагаемой к решению таблице в общем размере более 2,71 млн евро.

Серьезное вмешательство в право заявителей на мирное использование их имущества не может быть адекватно компенсировано простым установлением нарушения статьи 1 Протокола № 1, поэтому Европейский Суд дополнительно присудил заявителям компенсацию морального вреда.

ЕСПЧ обязал Россию рассчитаться по облигациям СССР

ЕСПЧ присудил 4000 евро компенсации за незаконную аренду земельного участка

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here