Это первое консультативное заключение, предоставленное Судом с момента вступления в силу Протокола № 16 к Европейской конвенции о защите прав человека (с 1 августа 2018 года). Настоящий Протокол позволяет высшим судам и трибуналам, указанным государствами-членами, которые ратифицировали Протокол, просить Суд предоставить консультативные заключения по принципиальным вопросам, касающимся толкования или применения прав и свобод, определенных в Конвенции или протоколах к ней.

Консультативное заключение может быть запрошено только в контексте конкретного дела, находящегося на рассмотрении в национальном суде. 

Кассационный суд Франции в постановлении от 5 октября 2018 года решил предоставить в Европейский суд по правам человека запрос на консультативное заключение по следующим вопросам:

  1. Не превысит ли государство-участник свою свободу национального усмотрения в соответствии со статьей 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, отказавшись зарегистрировать ребенка, родившегося за границей от суррогатной матери, поскольку иностранное свидетельство о рождении указывает «предполагаемую мать» ребенка как «законную мать»? Следует ли в этом случае провести различие относительно того, был ли ребенок зачат с помощью яйцеклетки «предполагаемой матери»?
  2. В случае утвердительного ответа на один из двух вопросов, указанных выше, возможно ли, чтобы предполагаемая мать усыновила ребенка своего супруга (биологического отца), установив законные отношения между матерью и ребенком, обеспечив тем самым соблюдение требований статьи 8 Конвенции?.

Такой запрос связан прежде всего с тем, что во Франции суррогатное материнство не является законным.

В своем запросе Кассационный Суд указывает на два предыдущих дела против Франции, где Европейский Суд по правам человека установил нарушение в рамках ст. 8 Конвенции по схожим вопросам (Маннессон против Франции (Mennesson v. France) от 26 июня 2014 г., жалоба № 65192/11; Фулон и Буве против Франции (Foulon et Bouvet v. France) от 21 июля 2016 г., жалобы №№ 9063/14 и 10410/14). Кассационный суд Франции отложил рассмотрение дела до тех пор, пока Суд не выскажет свое мнение.

В ответ на запрос о консультативном заключении, направленный Кассационным судом Франции, ЕСПЧ единогласно высказал следующее мнение. В ситуации, когда ребенок родился за границей с помощью суррогатного материнства и был зачат с использованием гамет предполагаемого отца и стороннего донора, и когда законные отношения родителя и ребенка с предполагаемым отцом были признаны в национальном законодательстве, право ребенка на уважение частной жизни по смыслу статьи 8 Европейской конвенции о правах человека требует, чтобы внутреннее законодательство предусматривало возможность признания законных отношений родитель-ребенок с предполагаемой матерью, указанных в свидетельстве о рождении на законных основаниях.

ЕСПЧ сослался на основной принцип, согласно которому всякий раз, когда речь идет о положении ребенка, наилучшие интересы этого ребенка имеют первостепенное значение, а отсутствие признания правовых отношений между ребенком, рожденным в результате суррогатного материнства за границей, и предполагаемой матерью оказало негативное влияние на некоторые аспекты права этого ребенка на уважение частной жизни. Имеется в виду тот факт, что в контексте суррогатного материнства наилучшие интересы ребенка не просто связаны с уважением этих аспектов его или ее права на частную жизнь. Они включают в себя другие фундаментальные компоненты, которые не обязательно свидетельствуют в пользу признания законных отношений родитель-ребенок с предполагаемой матерью, такие как защита от рисков злоупотреблений, которые влечет за собой суррогатное материнство, и возможность узнать свое происхождение.

Суд счел, что общая и абсолютная невозможность получения признания отношений между ребенком, рожденным путем суррогатного материнства за границей, и предполагаемой матерью, несовместима с обеспечением и защитой наилучших интересов ребенка, которые требуют, как минимум, чтобы каждая ситуация рассматривалась в свете конкретных обстоятельств дела.

Право ребенка на уважение частной жизни не требует такого признания в форме записи в реестре рождений, браков и смертей деталей свидетельства о рождении, юридически оформленного за границей; однако другое средство, такое как усыновление ребенка предполагаемой матерью, может использоваться. Поэтому Суд счел, что выбор средств, с помощью которых можно было бы признать юридические отношения между ребенком и предполагаемыми родителями, находился в пределах усмотрения государств. Суд также счел, что статья 8 Конвенции не налагает на государства общего обязательства признавать ab initio отношения между родителями и ребенком между ребенком и предполагаемой матерью.

Другие средства могут также надлежащим образом служить этим наилучшим интересам, включая усыновление, которое в отношении признания родственных отношений привело к аналогичным последствиям при регистрации иностранного свидетельства о рождении. Однако важно, чтобы процедура, установленная внутренним законодательством, обеспечивала быстрое и эффективное применение этих средств в соответствии с наилучшими интересами ребенка.

Таким образом, супруга не может быть записана в свидетельстве о рождении ребенка его матерью, поскольку биологической матерью является другая женщина. Однако супруга может усыновить ребенка, рожденного в результате суррогатного материнства. 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here