В решении Палаты по делу «Pastörs v. Germany» (жалоба № 55225/14) Европейский суд по правам человека единогласно постановил, что жалоба заявителя по статье 10 (свобода выражения мнений) была явно необоснованной и должна была быть отклоненным и четырьмя голосами против трех, что не было нарушения пункта 1 статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Европейской конвенции о правах человека.

Дело касалось осуждения депутата за отрицание Холокоста во время выступления в региональном парламенте. 28 января 2010 года, на следующий день после Дня памяти жертв Холокоста, депутат выступил с речью, заявив, что «так называемый Холокост используется в политических и коммерческих целях». Он также сослался на «шквал критики и пропагандистской лжи» и «проекции Освенцима».

В августе 2012 года он был осужден окружным судом за нарушение памяти погибших и преднамеренную диффамацию еврейского народа. Изучив речь в полном объеме, суд установил, что депутат использовал термины, которые сводились к отрицанию систематического, расово мотивированного массового истребления евреев, проводимого в Освенциме во время Третьего рейха. Суд заявил, что он не может полагаться на свои права на свободу слова в отношении отрицания Холокоста.

Как и в случае с более ранними делами, связанными с отрицанием Холокоста, или заявлениями, касающимися нацистских преступлений, ЕСПЧ рассмотрел жалобу г-на Пастёрса в соответствии со статьей 10 и статьей 17 (запрет на злоупотребление правами). Он повторил, что статья 17 применима только в исключительных случаях и к ней следует прибегать в случаях, касающихся свободы слова, если очевидно, что рассматриваемые заявления были направлены на использование защиты этого положения для целей, которые явно противоречат Конвенции.

Суд отметил, что национальные суды провели тщательную проверку высказываний г-на Пастёрса, и Европейский суд согласился с их оценкой фактов. В частности, ЕСПЧ не мог согласиться с утверждением заявителя о том, что суды ошибочно выбрали небольшую часть его речи для рассмотрения. Фактически, они рассмотрели речь в полном объеме и обнаружили, что большая ее часть не поднимает проблему по уголовному законодательству. Однако эти другие заявления не смогли скрыть или обелить его отрицание Холокоста, при этом местный суд заявил, что оспариваемая часть была вставлена ​​в речь как «яд в стакане воды», в надежде на то, что она не будет обнаружена немедленно».

Суд акцентировал внимание на том факте, что заявитель планировал свою речь заранее, сознательно выбирая свои слова и прибегая к запутыванию, чтобы донести свое послание, что было квалифицировано как отрицание Холокоста,  демонстрирующее презрение к жертвам трагедии, противоречащее установленным историческим фактам. Именно в этом контексте вступила в силу статья 17, поскольку заявитель стремился использовать свое право на свободу выражения мнений для продвижения идей, противоречащих тексту и духу Конвенции. Кроме того, хотя вмешательство в свободу слова в отношении заявлений, сделанных в парламенте, заслуживает тщательного изучения, такие высказывания почти не заслуживают защиты, если их контекст противоречит демократическим ценностям системы Конвенции.

Подводя итог, ЕСПЧ постановил, что Пастёрс преднамеренно опорочил евреев и преследования, которым они подверглись. Вмешательство в права заявителя также необходимо было рассмотреть в контексте особой моральной ответственности государств, которые пережили нацистские ужасы, чтобы дистанцироваться от массовых злодеяний.

Таким образом, осуждение было соразмерно преследуемой цели и было «необходимо в демократическом обществе». Суд установил, что нарушения статьи 10 не было, и отклонил жалобу как явно необоснованную.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here