Европейский суд по правам человека в своём решении по делу «KHANI KABBARA v. CYPRUS» пришел к выводу, что в случае ареста полицией медицинский осмотр был бы уместным, если во время ареста было оказано сопротивление. Что касается лица, лишённого свободы, или столкнувшегося с сотрудниками правоохранительных органов, любое обращение к физической силе, которое не было строго необходимо, является нарушением права, изложенного в статье 3 Конвенции. 

Поскольку лица, находящиеся под стражей, находятся в уязвимом положении, бремя доказывания полностью возлагается на государство, которое обязано  предоставить удовлетворительное и убедительное объяснение, которое ставит под сомнение обстоятельства, свидетельствующие о жестоком обращении.  

Как указывает заявитель в данном деле, 27 февраля 2011 года он был атакован сзади полицейским и был незаконно арестован, поскольку соответствующего ордера ему не предъявили. Затем его отвезли в полицейский участок, где он был задержан на шесть часов, где всё это время он был в наручниках. Как утверждает заявитель, в течение этого периода он подвергался пыткам со стороны сотрудников полиции с целью заставить его признаться в воровстве денег с  использованием поддельной кредитной карты. 

Заявителя неоднократно избивали деревянной палкой, металлическим стулом, ногами, а вышеупомянутые действия сопровождались угрозами смерти. Офицеры полиции отказались дать ему лекарство от астмы и отвезти его в больницу, пока не вмешался адвокат задержанного.

В тот же день, после ходатайства адвоката, заявитель был доставлен в больницу, где полицейский сказали доктору, что травмы получены задержанным после падения на землю. Всё это время заявителю не давали болеутоляющие средства, пока в больницу не прибыл почетный консул Канады на Кипре, которому лечащий врач пояснил причины, по которым заявитель оказался в больнице, и находился в таком плохом состоянии, уверив что состояние пациента удовлетворительное, а пациент просто нуждался в осмотре поджелудочной железы. Окончательный диагноз — черепно-мозговая травма, синяки на грудной клетке и колене, сломанный зуб.

Однако уже 1 марта 2011 года заявитель был доставлен в отделение неотложной помощи больницы из-за рвоты и головокружения. 2 марта 2011 года заявитель был возвращен в больницу для осмотра ортопедом из-за болей в поясничном отделе позвоночника и травмы правого колена, однако доктор не обнаружил повреждений костей или неврологической симптоматики и предложил заявителю «отдохнуть».

По версии правительства Кипра полиция была уведомлена о незаконном снятии денежных средств с использованием поддельной кредитной карты через банкомат банка в Лимассоле. Специальный констебль из полицейского управления движения, который находился на патрулировании в этом районе, прибыл на место происшествия и заметил заявителя перед банкоматом. Полицейский был в форме и в шлеме, подошел к заявителю сзади и коснулся его левого плеча, затем он сказал «полиция» и попросил его, как по-гречески, так и по-английски, идентифицировать себя. Заявитель не ответил, но ударил его по голове и животу, а затем убежал. Констебель преследовал заявителя, который в какой-то момент упал на тротуар и ударился головой, Произошла борьба, однако как утверждает правительство, полицейский не ударил заявителя, а просто попытался надеть на него наручники, держа его за руки. Заявитель был арестован за нападение на полицейского и сопротивление законному аресту.

По прибытии в полицейский участок около 9 ч. 30 м. офицеры передали заявителя Констеблю, который проводил досмотр и конфисковал найденные предметы, в том числе сумму в размере 10 000 евро. В 11.45 заявителю было позволено позвонить своему адвокату, который посетил его после всех следственных действий в период с 15.05 до 15.30, и пожаловался на жестокое обращение с его подзащитным во время задержания и допроса, после чего заявитель был доставлен в больницу Лимассола, а на следующий день был выписан из больницы и отправлен обратно в места содержания под стражей уже на основании выданного судом ордера.

Национальные органы, исследуя вопрос жестокого обращения, пришли к выводу о том, что, хотя определенная степень силы была применена против заявителя, это было необходимо в данных обстоятельствах, с тем чтобы предотвратить его побег. На этом основании национальные  органы сделали вывод о том, что судебное преследование любого сотрудника полиции не было оправдано.

В конечном итоге, заявитель был осуждён, а его утверждения о жестоком обращении, судом были отвергнуты, поскольку, подсудимый «не предоставил медицинское заключение с указанием на предполагаемые телесные повреждения».

Обращаясь в ЕСПЧ заявитель утверждал, что имеются достаточные доказательства того, что он подвергался пыткам со стороны полиции в нарушение статьи 3 Конвенции: все медицинские данные свидетельствуют о том, что у него были очень серьезные травмы, что подтверждается канадским консулом. Заявитель утверждал, что на Кипре существует общая солидарность между врачами в государственных больницах и полицией в отношении задержанных, принятых на лечение в связи с травмами, вызванными жестоким обращением со стороны полиции.

Исследовав все пояснения сторон, ЕСПЧ пришел к выводу, что было нарушение статьи 3 Конвенции. Суд повторил, что статья 3 Конвенции закрепляет одну из самых фундаментальных ценностей демократических обществ —  запрещение пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания. Конвенция абсолютно запрещает пытки или бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания независимо от обстоятельств и поведения жертвы.

Суд также пояснил, что, если события, о которых идет речь, полностью или в значительной степени находятся в пределах исключительной компетенции властей, как в случае лиц, находящихся под стражей, возникают серьезные предположения о факте в отношении травм, возникающих во время такого задержания. Бремя доказывания заключается в том, чтобы правительство предоставляло удовлетворительное и убедительное объяснение, которое ставит под сомнение обстоятельства, изложенные заявителем.  В отсутствие такого объяснения Суд может сделать выводы, которые могут оказаться неблагоприятными для правительства.  Это оправдывается тем фактом, что лица, находящиеся под стражей, находятся в уязвимом положении, и власти обязаны защищать их.

Жестокое обращение должно достигнуть минимального уровня тяжести, если оно подпадает под действие Статьи 3. Оценка этого минимума зависит от всех обстоятельств дела, таких как продолжительность лечения, физические или психические последствия, а в некоторых случаях — пол, возраст и состояние здоровья жертвы. Что касается лица, лишенного свободы, или столкнувшегося с сотрудниками правоохранительных органов, любое обращение к физической силе, которое не было строго необходимо, является нарушением права, изложенного в статье 3.

Для того, чтобы расследование факта жестокого обращения было эффективным, лица, ответственные за его осуществление, должны быть независимыми от тех, кого это касается. Это означает не только отсутствие иерархической или институциональной связи, но и практическую независимость Однако в этом деле административное расследование было проведено сотрудником полиции из другого полицейского участка в Лимассоле, таким образом, офицер был частью той же подструктуры полиции, что и подозреваемые и другие полицейские, замешанные в этих событиях. По сути, он расследовал деятельность своих коллег.

Учитывая недостатки внутреннего расследования, правительство не смогло доказать, что травмы заявителя были фактически получены во время его ареста и в результате его собственного поведения или интенсивности его сопротивления. Таким образом, ЕСПЧ считает, что правительство не выполнило свое бремя предоставления удовлетворительного и убедительного объяснения: по прибытии в полицейский участок заявитель не был доставлен на медицинское обследование до того, как его взяли под стражу. Такой медицинский осмотр был бы уместным, особенно с учетом того, что во время ареста заявителя произошла драка. Это позволило бы правительству-ответчику выполнить свое бремя предоставления правдоподобного объяснения этих травм.

Исходя из такого жестокого обращения, Суд решил обязать государство-ответчика выплатить 25 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here