В сегодняшнем решении ЕСПЧ по делу «Атаманчук против России» (жалоба № 4493/11) Европейский суд по правам человека постановил шестью голосами против одного, что не было нарушения статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Европейской конвенции по правам человека и отсутствовали нарушения статьи 10 (свобода выражения мнений) Европейской конвенции.

Дело касалось осуждения бизнесмена за разжигание ненависти и вражды после высказываний о нерусских в статье, опубликованной в местной газете. Суд, в частности, установил, что широкие замечания заявителя не способствовали каким-либо публичным дебатам, и согласился с тем, что национальные суды оценили их как вызывающие эмоции или предубеждения против местного населения нерусской национальности. Кроме того, суды были оправданы в том, что оштрафовали его и запретили ему заниматься журналистской или издательской деятельностью на два года, учитывая, что эти приговоры были вынесены в контексте законодательства, запрещающего разжигание ненависти.

Более того, приговоры не имели каких-либо существенных последствий для заявителя, который был скорее бизнесменом, чем журналистом.

Заявитель Владимир Атаманчук, гражданин России, является бизнесменом и региональным политиком. Он также владеет местной газетой, тираж которой — 8000 экземпляров. Дело касалось статьи, которую он опубликовал в другой местной газете за день до президентских выборов 2008 года. Озаглавив мартовскую статью 2008 года «Почему я не буду голосовать на этих выборах», Атаманчук высказал свое мнение о понятии «народ» и высказал замечания об этнических особенностях нерусских групп.

В частности, он заявил, что эти группы подвержены преступности, будут «убивать, насиловать, грабить и порабощать в соответствии со своими варварскими идеями» и «участвовать в разрушении страны». В июле 2010 года он был осужден за разжигание ненависти и вражды, а также за унижение человеческого достоинства человека или группы людей по причине его этнической принадлежности, языка, происхождения и религиозных убеждений. Национальный суд по существу основывал свои выводы на отчетах, составленных экспертами в области лингвистики и психологии, которые проанализировали статью и пришли к выводу, что он побудил читателей испытывать ненависть к местному населению нерусской национальности, но не призывал к насильственным действиям против них.

Бизнесмен был оштрафован на 200 000 российских рублей за статью в марте 2008 года и такую ​​же сумму за последующую перепечатку статьи в своей газете во время разбирательства против него. Ему также было запрещено заниматься какой-либо журналистской или издательской деятельностью в течение двух лет.

ЕСПЧ отметил, что уголовное преследование Атаманчука, основанное на соответствующих положениях Уголовного кодекса Российской Федерации, касающихся ненавистнических высказываний, было «предусмотрено законом». Он также согласился с тем, что целью его преследования и осуждения была защита «прав других», в частности достоинства людей нерусской национальности, проживающих в Краснодарском крае в России. Суд повторил, что свобода выражения мнения составляла одну из основных основ демократического общества и была применима также к языку, используемому в статье заявителя, который «оскорблял, шокировал или будоражил». Любые ограничения этой свободы выражения мнения должны были быть убедительно установленными, принимая во внимание взаимодействие различных факторов, таких как контекст, в котором были сделаны соответствующие заявления, их характер и формулировка, а также то, призывали ли они прямо или косвенно к насилию, ненависти или нетерпимости.

Статья заявителя была опубликована в контексте предвыборной кампании и предназначалась для представления его взглядов на то, почему он не будет участвовать в избирательном процессе. Тем не менее, Суд установил, что было сомнительно, следовал ли его последующий дискурс, делая широкие замечания о нерусских этнических группах, какой-либо конкретной логике по отношению к первоначальной теме или действительно ли он способствовал каким-либо публичным дебатам.

Кроме того, ЕСПЧ согласился с национальными судами, что формулировка некоторых заявлений может быть разумно оценена как разжигание эмоций или предрассудков в отношении местного населения нерусской национальности, особенно с учетом того, что оно было опубликовано в газетах с тиражем 8000 и 10 000 экземпляров  в многонациональном регионе. Несмотря на то, что статья не содержала каких-либо явных призывов к актам насилия или другим преступным действиям, власти по своему усмотрению («свобода усмотрения») реагировали каким-либо образом.

Наконец, ЕСПЧ установил, что реакция властей не была непропорциональной в обстоятельствах дела. Важно отметить, что приговоры были вынесены в контексте законодательства, направленного на борьбу с ненавистническими высказываниями. Кроме того, запрет на осуществление журналистской или издательской деятельности, по-видимому, не имел каких-либо существенных последствий для заявителя, основной профессиональной деятельностью которого был бизнес, поскольку он лишь изредка публиковал статьи в местных газетах, помимо своей собственной. Поэтому национальные суды привели соответствующие и достаточные основания в контексте дела для судебного преследования и осуждения заявителя и что были исключительные обстоятельства, оправдывающие вынесенные ему приговоры. Следовательно, нарушения статьи 10 не было и что соответствующая жалоба относительно его осуждения по уголовному делу должна была быть отклонена со ссылкой на статью 17.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here