Заявитель, Николя Боннемазон — врач общей практики — обратился в ЕСПЧ с целью признать нарушением его исключение из реестра аттестованных врачей.

Как следует из обстоятельств дела «Bonnemaison v. France» в 2011 году медицинский работник направил отчет о серьезном происшествии директору больницы. Он подозревал, что г-н Боннемазон стал причиной смерти четырех пациентов: смерть наступила очень быстро после того, как доктор покинул их палаты. В статье, опубликованной в 2011 году, адвокат Боннемазона заявил, что его клиент признал указанные факты, поскольку делал всё, чтобы положить конец страданиям пациентов.

В конечном итоге врач был оправдан судом присяжных в 2014 году. Суд постановил, что, хотя он делал смертельные инъекции, не информируя медицинскую команду и семьи и не обновляя медицинские документы пациентов, не было установлено намерения убить пациентов. В 2015 году апелляционный суд присяжных оправдал г-на Боннемазона в отношении шести смертей, но осудил его за смерть одной пациентки и приговорил к двум годам лишения свободы условно.

В сентябре 2011 года одновременно с уголовным судопроизводством Национальный совет Медицинской ассоциации передал дело в дисциплинарный совет. В 2012 году, после того как г-н Боннемазон в устной форме подтвердил серьезность обвинений, дисциплинарное подразделение первой инстанции Медицинской ассоциации решило исключить г-на Боннемазона из медицинского реестра в связи с серьезностью и неоднократным характером рассматриваемых этических нарушений. В 2014 году Национальное дисциплинарное подразделение Медицинской ассоциации отклонило жалобы г-на Боннемзона и Совета департамента, в частности, на основании законности дисциплинарного производства, независимости уголовного и дисциплинарного производства и того факта, что заявитель не оспаривал правдивость обвинений, выдвинутых в отношении него.

Рассмотрев дела, ЕСПЧ отметил, что Боннемазон не жаловался на отсутствие независимости со стороны дисциплинарных органов, а потому не исчерпал внутренние средства правовой защиты. Кроме того, было установлено, что не было недостатка в беспристрастности, поскольку решения были должным образом обоснованы, а потому ЕСПЧ признал жалобу в этой части необоснованной. Кроме того, исход уголовного разбирательства не имел решающего значения для дисциплинарного производства медицинским сообществом, которое было полностью автономным, а не прямым следствием уголовного судопроизводства, а потому пункт 2 статьи 6 Конвенции не применим к данному делу. Не усмотрел ЕСПЧ и предполагаемого нарушения статьи 1 Протокола № 1.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here