В ЕГРСР стал доступен полный текст принятого 16 июня 2020 решение Большой палаты ВС, в котором она решила проблему правопреемства АО «Укрзализныця».

Из-за этой проблемы сложилась неодинаковая судебная практика: в одних решениях ВСУ и ВС признавали «Укрзализныцю» правопреемником, а в других — нет. По-разному суды определяли и момент правопреемства.

В деле, которое рассмотрел БП ВС, ПАО «Донбассэнерго» просило взыскать с АО «Укрзализныця» стоимость электрической энергии, отпущенной в период с мая 2016 по февраль 2017 года, на сумму 70 274 ​​946,74 грн.

Истец утверждал, что 1 декабря 2015 ГП «Донецкая железная дорога» было прекращено, все активы (имущество) этого ГП переданы АО «Укрзализныця» в хозяйственное ведение, а на базе имущества указанного ГП создано обособленное подразделение АО «Укрзализныця» — региональный филиал « Донецкая железная дорога », которая осуществляла перевозки на временно неконтролируемой территории с использованием электроэнергии, полученной от истца.

Суды предыдущих инстанций отказали в удовлетворении иска со ссылкой на то, что правопреемство между ГП «Донецкая железная дорога» и АО «Укрзализныця» не произошло.
БП ВС обратила внимание, что при реорганизации правопреемство всегда является универсальным: все имущество, права и обязанности переходят к правопреемнику. При реорганизации государство не имеет права изъять какую-то часть имущества, в том числе ту, что находится на неконтролируемой территории, и не передать ее правопреемнику. Поэтому ОП ВС определила, что АО «Укрзализныця» является правопреемником ГП «Донецкая железная дорога» с 21 октября 2015 года.

В то же время ОП ВС отправила дело на новое рассмотрение, выяснив, что суды не установили фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

В частности, не выяснили по АО «Укрзализныця» такого:

—  осуществляло ли оно хозяйственную деятельность на временно неконтролируемой территории в течение спорного периода;

— имело ли возможность в течение того периода владеть и пользоваться своим имуществом, перешедшее от ГП «Донецкая железная дорога» и находилось на временно неконтролируемой территории;

— предоставляло ли  ежедневный суточный прогноз потребления электроэнергии в порядке, предусмотренном соответствующим договором;

— получало ли  электроэнергию для осуществления перевозок на неконтролируемую территорию в соответствии с условиями договора, заключенного между участниками рынка электрической энергии и договора купли-продажи электрической энергии, заключенного с истцом. Если так, то потреблялась ли эта электроэнергия для собственных нужд, или передавалась конечным потребителям;

— составляло ли  и направляло производителю ежемесячные акты приема-передачи потребленной электроэнергии;

— принимало ли участие в работе координационного центра и подписывали ли ежемесячные протоколы координационного центра о согласовании тарифа на электроэнергию.

БП ВС отметила: «если же определенные действия по выполнению хозяйственных договоров совершались руководителем или представителями ГП« Донецкая железная дорога »после государственной регистрации АО« Укрзализныця », то суды должны определить правовые последствия таких действий, то есть обусловили  ли они возникновения прав и обязанностей в АО «Укрзализныця»  как совершенные лицом или лицами, не уполномоченными на представительство ответчика ».

С полным текстом решения можно ознакомиться в ЕГРСР — http://reyestr.court.gov.ua/Review/90111849.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here