Знак, относящийся к марихуане, в соответствии с действующим законодательством не может быть зарегистрирован в качестве товарного знака ЕС, поскольку такой знак противоречит государственной политике. Такую позицию занял Суд ЕС по делу T-683/18 «Santa Conte v EUIPO».

В 2016 году г-жа Санта Конте подала заявку на регистрацию в Бюро интеллектуальной собственности Европейского союза (EUIPO) образного знака в качестве товарного знака ЕС в отношении продуктов питания, напитков и услуг общественного питания: EUIPO отклонила ее заявку, установив, что этот знак противоречит государственной политике. Поэтому г-жа Конте подала иск в Общий суд ЕС, требуя отмены решения EUIPO.

В своем решении Суд отклонил иск, в результате чего решение EUIPO оставлено в силе. Суд считает, что EUIPO имел полное право считать, что стилизованное изображение листа конопли является символом для марихуаны и что слово «амстердам» относится к тому факту, что в городе Амстердам есть точки продажи для этого наркотика, полученного из конопли, где продажа каннабиса допускается при определенных условиях. Кроме того, включение слова «лавка (store)», которое обычно означает «магазин», означает, что общественность может ожидать, что товары и услуги, продаваемые под этим знаком, будут соответствовать тем, которые будут доступны в магазине, продающем наркотические вещества.

Таким образом, Суд, признавая, что конопля не считается наркотическим веществом ниже определенного порога тетрагидроканнабинола (ТГК), приходит к выводу, что в данном случае именно из-за сочетания этих различных элементов данный знак привлекает внимание потребителей, которые не обязательно имеют точные научные или технические знания о каннабисе как наркотическом веществе, что является незаконным во многих странах ЕС.

Одним из оснований для отказа в регистрации товарного знака является основание о том, что не подлежат регистрации «товарные знаки, противоречащие государственной политике или принятым принципам морали». Что касается концепции «государственной политики», Суд заявляет, что, даже если в настоящее время во многих государствах-членах обсуждается вопрос о легализации каннабиса в терапевтических и даже развлекательных целях, то согласно действующему законодательству, потребление и использование каннабиса с концентрацией веществ выше установленного порогового уровня остаются незаконными в большинстве этих государств. Таким образом, в этих государствах борьба с распространением наркотического вещества, получаемого из каннабиса, отвечает цели общественного здравоохранения, направленной на борьбу с вредным воздействием этого вещества.

Таким образом, правила, применимые к потреблению и использованию этого вещества, являются вопросом «государственной политики». Более того, Договор о функционировании Европейского Союза предусматривает, что ЕС должен дополнять действия государств-членов по снижению вреда для здоровья, связанного с наркотиками, включая информацию и профилактику, и что незаконный оборот наркотиков является одним из особо тяжких преступлений с трансграничным измерением, в которое может вмешаться законодательная власть ЕС. Принимая во внимание этот фундаментальный интерес, Суд считает, что тот факт, что рассматриваемый знак будет восприниматься соответствующей общественностью как признак того, что продукты питания и напитки, охватываемые заявкой на товарный знак, и связанные с ними услуги, содержат наркотические вещества, которые являются незаконными во многих государствах-членах, достаточно сделать вывод, что это противоречит государственной политике.

Суд подчеркивает, что, поскольку одна из функций товарного знака состоит в выявлении коммерческого происхождения товаров или услуг, что позволяет потребителю делать свой выбор, рассматриваемый знак, насколько он будет воспринят как описано выше, неявно поощряет, покупку таких товаров и услуг или, по крайней мере, упрощает их потребление.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here