Гражданин Франции Кирилл Лоран выполнял обязанности дежурного адвоката, проводя защиту двух лиц, которым официально были предъявлены обвинения. После  слушания дела относительно задержания подзащитных, Лоран ожидал решения со своими двумя клиентами в здании суда. Оба обвиняемых попросили его визитную карточку, однако не имея визитки, адвокат дал свои контактные данные на сложенном листе бумаги. Заместитель полицейского сержанта попросил посмотреть документ, за что Лоран упрекнул полицейского в том, что он не соблюдает конфиденциальность корреспонденции со своим клиентом. Позже Лоран подал жалобу в прокуратуру Бреста, заявив о нарушении тайны переписки лицом, осуществляющим государственную власть, однако государственными органами было решено не принимать никаких мер.

ЕСПЧ повторил, что статья 8 Конвенции защищает конфиденциальность независимо от содержания соответствующей корреспонденции и ее формы, даже если отправитель или получатель был заключенным. Таким образом, сложенный лист бумаги, на котором адвокат написал сообщение, прежде чем передать его своим клиентам, был защищенной корреспонденцией по смыслу этой статьи. Следовательно, перехват полицейским записок, составленных заявителем и переданных его клиентам, представлял собой вмешательство в их право на уважение тайны переписки  между ними.

Суд отметил, что обмен корреспонденцией между адвокатом и его клиентом был привилегированным в понимании статьи 8 Конвенции. Это означает, что тюремные власти могли бы открыть письмо от адвоката, подозреваемого, подсудимого или заключенного исключительно в случае, когда у них были разумные основания полагать, что в нем содержится противозаконная информация, которую нормальные средства обнаружения не раскрыли бы. В данном случае правительство не представило Суду каких-либо доказательств для обоснования такого чрезмерного контроля над бумагами и не утверждало, что они могли вызвать какие-либо особые подозрения. Кроме того, Лоран в качестве адвоката написал и передал соответствующие документы своим клиентам на виду у старшего сопровождающего, не пытаясь скрыть свои действия. Из этого следует, что при отсутствии каких-либо подозрений в незаконном акте перехват соответствующих документов не может быть оправданным.

Суд также подчеркнул, что установление важности содержания документов, перехваченных полицейским, не является необходимым для признания нарушения ст. 8 Конвенции,  поскольку переписка между адвокатом и клиентами касалась вопросов частного характера. В результате Суд пришел к выводу, что перехват переписки Кирилла Лорана со своими клиентами не соответствовал явной общественной необходимости и поэтому не может быть признан «необходимы в демократическом обществе» в смысле статьи 8 Конвенции.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here