Право на свободу религии несовместимо с любыми полномочиями государства по оценке законности религиозных убеждений или способов выражения этих убеждений. Впрочем, это не исключает изучения фактических аспектов проявления религии лица.

На это обратил внимание Европейский суд по правам человека по делу «Неагу против Румынии» (заявление № 21969/15), сообщает информационный ресурс «ECHR. Ukrainian Aspect ».

Когда Данута Неагу, которого подозревали в совершении преступления поместили в СИЗО, он сообщил администрацию учреждения, является православным христианином (законодательство Румынии предусматривало право заключенных получать питание, совместное с заповедями их религии). Впоследствии его приговорили к лишению свободы.

В местах несвободы Неагу познакомился с заключенными-мусульманами и принял ислам. Он сообщил об этом администрацию и попросил блюда без свинины. Но запрос был отклонен. Несколько аналогичных запросов, поданных им после перевода в другое учреждение также остались без удовлетворения на том основании, что он не предоставил документального подтверждения принятия им ислама.

Обжалование этих решений в суде не имело успеха.

Тогда, ссылаясь на ст. 9 (свобода мысли, совести и религии) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, он обратился в Европейский суд по правам человека с жалобой на отказ органов власти Румынии признать принятия им ислама.

А отсюда, в соответствии со ст. 3 (запрет бесчеловечного или унижающего достоинство обращения) Конвенции Неагу также жаловался на то, ему продолжали подавать блюда, содержащие свинину, вопреки заповедям религии.

В Страсбурге обратили внимание на то, что согласно законодательству Румынии требование документального подтверждения вероисповедания касалась только заключенных, принимавших определенное вероисповедания во время содержания под стражей. Во всех остальных случаях заключенные могли объявить о своей религиозной принадлежности.

По мнению высоких судей правило документального подтверждения вероисповедания выходило за пределы обоснования истинной веры, которая могла потребоваться. Тем более заключенные сначала имели возможность свободно сообщить о своей религии не предоставляя никаких доказательств. А суды при этом не выяснили, имел ли Неагу фактическую возможность получить письменное доказательство или любое другое подтверждение, что требовалось.

ЕСПЧ повторил, что, за исключением очень особых дел, право на свободу религии в соответствии с Конвенцией было несовместимым с любыми полномочиями государства по оценке законности религиозных убеждений или способов выражения этих убеждений. Впрочем, это не исключает изучения фактических аспектов проявления религии лица. И из решений, вынесенных в этом деле, не усматривалось, что национальные суды хотя бы пытались установить, как заявитель проявлял или намеревался проявлять свою новую религию.

Итак, в этом деле не было установлено справедливого баланса между интересами тюрьмы, других заключенных и индивидуальными интересами Неагу.

Следовательно, национальные органы власти не выполнили своих позитивных обязательств согласно статье 9 Конвенции в части питания, получал Неагу. Суд постановил, что Румыния должна выплатить ему 5 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here