Отсутствие активных действий, направленных на защиту со стороны адвоката, является основанием для отмены приговора — сообщает ЮРЛІГА.

Такой вывод сделала коллегия судей Кассационного уголовного суда ВС в постановлении от 13 июня 2019 года по делу № 607/9498/16.

Решением местного суда, оставленным без изменений апелляционным судом, лицо было осуждено по ч. 1 ст. 258-3 УК (создание террористической группы или террористической организации) и ч. 2 ст. 258-5 УК(финансирование терроризма).

В кассационной жалобе защитник, в частности, ставил вопрос об отмене обжалуемых судебных решений и закрытии уголовного производства. Указывал, что определение следственного судьи о розыске подозреваемого исполнялась формально, что привело к незнанию его подзащитного о существовании уголовного производства против него вплоть до вынесения приговора. Подчеркивал, что лицо не было должным образом поставлено в известность о датах рассмотрения уголовного производства в отношении него. Указывал на формальное присутствие защитника на судебном заседании, фактически соглашавшимся со стороной обвинения.

ВС частично удовлетворил жалобу, приговор местного суда и определение апелляционного суда отменил и назначил новое рассмотрение в суде первой инстанции, учитывая следующее.

Ключевое значение в заочном рассмотрении дела имеет уведомление лица об открытии уголовного производства в отношении него. Уведомление должно быть сделано официально.

Согласно материалам дела указанное требование закона не было соблюдено.

Во исполнение требований закона относительно обязательного участия защитника в специальном судебном производстве, органом досудебного расследования был назначен защитник.

Вместе с тем, по звукозаписи судебных заседаний можно понять, что защитник лишь формально присутствовал в судебных заседаниях. Он не заявлял никаких заявлений или ходатайств, направленных на защиту лица, соглашался со всеми ходатайствами стороны обвинения, в связи с чем судебное рассмотрение было неполным, односторонним и предвзятым, что привело к нарушению принципа состязательности.

Несмотря на ненадлежащее уведомление подзащитного о дате и времени судебных заседаний, защитник не отрицал против осуществления специального судебного производства.

Кроме того, в судебных дебатах защитник отметил, что ему трудно выразить свое мнение по поводу виновности или невиновности лица, поскольку последнего нет в заседании. Также просил, чтобы если суд в совещательной комнате придет к выводу о виновности лица в совершении инкриминируемых преступлений, назначить наказание с применением ст. 75 УК.

Также защитник не встречался с подзащитным в течение досудебного следствия и судебного разбирательства дела, не согласовывал с ним линию защиты от обвинения, не принимал никаких мер, направленных на защиту обвиняемого, не заявлял ни одного ходатайства во время досудебного и судебного следствия, фактически не осуществлял защиту.

Вышеуказанное является существенным нарушением уголовного процессуального закона, нарушением права на защиту, что помешало суду принять законное и обоснованное судебное решение.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here