Заявитель, Оана-Корнелия Напотник, гражданка Румынии, румынский дипломат, была командирована в Любляну в марте 2007 года. Она отвечала за консульские обязанности: ее работа в основном заключалась в помощи гражданам Румынии, которые оказались в чрезвычайных ситуациях, таких как задержание в полиции, без документов, удостоверяющих личность, или госпитализация.

Она вышла замуж за гражданина Словении в апреле 2007 года, и у них родилось двое детей — в июне 2008 года и июле 2009 года. Во время своей первой беременности она отсутствовала в офисе с ноября 2007 года по февраль 2008 года, отчасти потому, что ее акушер назначил постельный режим и отчасти потому, что она взяла ежегодный отпуск. Консульские услуги в этот период были приостановлены, а запросы о помощи перенаправлялись в соседние страны. Временная замена была найдена для нее, когда она ушла в декретный отпуск в июне 2008 года.

Как только Напотник объявила о своей второй беременности в январе 2009 года, Министерство иностранных дел («МИД») решило прекратить ее работу в Любляне и отозвать ее в Бухарест. Считалось, что она не сможет выполнять свою работу из-за пропусков на прием к врачу и отпуска по беременности и родам. Она немедленно попросила отпуск по уходу за ребенком, а затем уехала, чтобы сопровождать своего мужа в дипломатической командировке за границу, возобновив свою работу в Бухаресте в сентябре 2015 года.

Между тем, в сентябре 2009 года она подала гражданский иск против МИДа, утверждая, что прекращение ее командировки за границу было дискриминационным, поскольку единственной причиной этого была ее беременность. Суды отклонили ее действия в окончательном решении в ноябре 2012 года, постановив, что решение о прекращении ее работы не было дисциплинарной мерой и было принято с целью обеспечения работы консульского отдела посольства Любляны.

Рассматривая жалобу, ЕСПЧ постановил, что стандарты прецедентного права, которые он разработал в отношении защиты, предусмотренной статьей 14 (запрещение дискриминации), применимы к делам, возбужденным в соответствии со статьей 1 Протокола N 12 к Конвенции. Среди прочего, он отметил, что для целей статьи 14, различие в обращении было дискриминационным, если оно «не имело объективного и разумного оправдания». Правительство признало, что беременность Напотник сыграла роль в решении о прекращении ее дипломатической работы. Только с женщинами можно было иначе обращаться на этом основании, и поэтому Суд счел, что фактически с ней обращались иначе по признаку пола.

Однако такое различие в обращении могло быть равносильно дискриминации только в том случае, если оно не было оправдано. По мнению Суда, национальные власти представили соответствующие и достаточные причины, чтобы оправдать прекращение ее пребывания за границей. Действительно, решение было необходимо для обеспечения и поддержания функционального потенциала консульского отдела посольства и, в конечном итоге, для защиты прав других лиц, а именно румын, нуждающихся в помощи за рубежом.

Принимая во внимание характер работы заявителя и срочность запросов, которые ей приходилось рассматривать, ее отсутствие в офисе могло поставить под угрозу консульскую службу в посольстве. Это было ясно продемонстрировано, когда такие услуги пришлось приостановить, а запросы о помощи перенаправлялись в соседние страны на определенный период во время ее первой беременности.

В любом случае, последствия такого решения не причинили заявителю каких-либо серьезных препятствий. Она не была уволена, кроме того, как заявили национальные суды, отзыв с дипломатической службы не являлось дисциплинарной мерой. Фактически, работодатель продолжал продвигать ее по службе, сначала в декабре 2007 года, когда она отсутствовала во время своей первой беременности, а затем в сентябре 2016 года, примерно через год после ее возвращения на работу.

Соответственно, Суд постановил, что нарушения статьи 1 Протокола № 12 не было.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here