Констатация факта неисполнения судебного решения без выяснения обстоятельств о том, что обусловило его невыполнение, не может быть достаточным и убедительным свидетельством того, что государственный исполнитель допустил противоправную бездеятельность — об этом указал в своем постановлении по делу № 342/158/17 Кассационный административный суд.

17 апреля 2019 Кассационный административный суд рассмотрел административное дело № 342/158/17 по иску физического лица к Отделу принудительного исполнения решений управления государственной исполнительной службы о признании бездействия противоправным и обязательстве совершить определенные действия. Постановлением районного суда, оставленным без изменений постановлением апелляционного административного суда, административный иск удовлетворен, признано противоправным бездействие отдела принудительного исполнения решений по выполнению постановления районного суда об обязательстве управления труда и социальной защиты населения выплатить ежегодную разовую денежную помощь; обязано отдел принудительного исполнения решений совершить действия в пределах, на основании и в порядке, определенных Законом № 1404-VIII по исполнению исполнительного листа, выданного районным судом.

Как противоправную бездеятельность субъекта властных полномочий следует понимать внешнюю форму поведения (действия) этого органа / его должностного лица, которая состоит (проявляется) в неприятии решения или в неосуществлении юридически значимых и обязательных действий в пользу заинтересованных лиц, которые на основании закона и / или другого нормативно-правового регулирования отнесены к компетенции субъекта властных полномочий, были объективно необходимыми и реально возможными для реализации, но фактически не были осуществлены.

Для признания бездействия противоправным недостаточно одного лишь факта ненадлежащего и / или несвоевременного выполнения обязательных действий. Важны также конкретные причины, условия и обстоятельства, из-за которых действия, которые подлежали обязательному исполнению в соответствии с законом, фактически не были выполнены или были выполнены с нарушением сроков. Кроме того, нужно выяснить юридическое содержание, значимость, продолжительность и пределы противоправной бездеятельности, фактические основания ее прекращения, а также вред / противоправность бездействия для прав и интересов заинтересованного лица.

Суды выяснили, что должник перечислил истцу ежегодную единоразовую денежную помощь к 5 мая 2016 года, но не выплатил ее за отсутствия бюджетного финансирования, о чем уведомил государственного исполнителя. Выводы судов о противоправной бездеятельность основываются на том, что в течение двух месяцев с даты получения указанного ответа должника о перечислении средств взыскателю, государственный исполнитель не совершал никаких действий, направленных на то, чтобы исполнить судебное решение, по которому начато исполнительное производство.

Однако суды не привели никаких мотивов / обоснований того, что было проявлением именно противоправной бездеятельности государственного исполнителя, то есть фактические обстоятельства, свидетельствующие о том, что невыполнение упомянутого судебного решения по состоянию на определенную календарную дату является результатом непринятия государственным исполнителем мер и / или принятия решений (и каких), которые он в пределах своих полномочий обязан принять, но не сделал этого и что объективно ему помешало.

Поэтому, по мнению коллегии судей Кассационного административного суда, констатация факта невыполнения судебного решения, без выяснения обстоятельств о том, что обусловило его невыполнение, не может быть достаточным и убедительным свидетельством того, что государственный исполнитель допустил противоправную бездеятельность.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here