В своем решении по делу «Glaisen v. Switzerland» (жалоба № 40477/13) Европейский суд по правам человека большинством голосов признал жалобу неприемлемой. Решение является окончательным. Заявитель, страдающий параличом, использует инвалидную коляску, его жалоба касалась его неспособности получить доступ к кинотеатру в Женеве. Суд счел, что статья 8 (право на уважение частной и семейной жизни) не может быть истолкована как требующая доступа к конкретному кинотеатру для просмотра данного фильма в ситуации, когда доступ к другим кинотеатрам поблизости возможен.

Заявитель Марк Глайзен, гражданин Швейцарии, родился в 1966 году и живет в Женеве (Швейцария). Он страдает параличом с 1987 года.

4 октября 2008 года г-н Глайзен сам поехал в кинотеатр Pathé Rialto в Женеве, чтобы посмотреть фильм, который не показывался ни в одном другом кинотеатре города. Поскольку здание, в котором размещался кинотеатр, не было приспособлено для инвалидов-колясочников, заявителю было отказано в доступе. Эксплуатирующая компания полагалась на внутренние инструкции по безопасности, отказав заявителю в посещении прежде, чем он успел купить билет.

28 сентября 2009 года, утверждая, что он стал жертвой дискриминации, Глейзен возбудил дело против этой компании. Его апелляции были отклонены национальными судами всех инстанций.

Ссылаясь, в частности, на статьи 14 (запрещение дискриминации) и 8 (право на уважение частной и семейной жизни), заявитель жаловался на то, что отказ в доступе в кинотеатр по причине его инвалидности не был квалифицирован швейцарскими судами как дискриминация.

Что касается прав инвалидов и обстоятельств настоящего дела, Европейский суд по правам человека применил один из принципов Конвенции ООН о правах инвалидов 2006 года, а именно принцип «полного и эффективного участия и вовлечения в общество». Тем не менее, Суд повторил, что статья 8 Конвенции применяется только в исключительных случаях, когда отсутствие доступа к общественным зданиям и сооружениям влияет на жизнь человека таким образом, что это мешает его праву на личное развитие и праву устанавливать и развивать отношения с другими людьми и внешним миром.

Указывая на то, что было необходимо принять во внимание особенности рассматриваемого дела, в частности социальное и семейное положение заявителя, Европейский Суд не упустил из виду тот факт, что для г-на Глэйсена, который был парализован важность посещения кинотеатра состояла не только в просмотре фильма, который он мог бы вместо этого смотреть дома, но и в обмене опытом с другими. Кроме того, г-н Глайзен, который не мог принимать участие во многих других видах досуга из-за своей инвалидности, считал себя заядлым кинозрителем, и это не было оспорено правительством.

Тем не менее, Суд счел, что статью 8 нельзя истолковывать как требующую доступа к определенному кинотеатру для просмотра данного фильма в ситуации, когда доступ к другим кинотеатрам поблизости возможен. Суд действительно отметил, что в окрестностях были другие кинотеатры, приспособленные к потребностям Глайзена, и поэтому он обычно посещал другие кинозалы. Таким образом, Суд пришел к выводу, что отказ Глайзену посетить кинотеатр для просмотра конкретного фильма не повлиял на его жизнь таким образом, чтобы мешать его праву на личное развитие или установление и развитие отношений с другими людьми и внешним миром.

Суд повторил, что государствам предоставлена ​​широкая свобода усмотрения в ситуациях, когда им приходится находить баланс между конкурирующими частными и общественными интересами или между различными правами Конвенции. Что касается применимого внутреннего законодательства, Суд отметил, что одной из целей Федерального закона от 13 декабря 2002 года о ликвидации неравенства, затрагивающего инвалидов, было создание условий, позволяющих инвалидам участвовать в общественной жизни, особенно помогая им быть автономными в общении с другими. Статья 6 закона направлена ​​на предотвращение серьезной практики сегрегации, при которой инвалиды могут быть исключены из определенных видов деятельности из-за опасений, что само их присутствие нарушит спокойствие и социальные привычки других лиц.

Кроме того, в статье 2 постановления от 19 ноября 2003 года об устранении неравенства, затрагивающего инвалидов, в качестве дискриминации определено любое различие в обращении, которое «было особенно заметным и влекло за собой серьезное неравенство с намерением или следствием унижения или маргинализации инвалидов».

В настоящем деле Европейский Суд счел, что Федеральный суд дал достаточные основания для объяснения того, почему ситуация, с которой столкнулся г-н Глайзен, не была достаточно серьезной, чтобы подпадать под понятие дискриминации. Таким образом, Европейский суд не усмотрел оснований для опровержения выводов Федерального суда, который постановил, что Конвенция не обязывает Швейцарию принять в своем внутреннем законодательстве концепцию дискриминации, о которой просил г-н Глайзен. Следовательно, он не имел права ссылаться на статью 8 Конвенции.

Европейский суд по правам человека также установил, что статья 10 Конвенции, в частности право на получение информации, не настолько обширна, чтобы позволить г-ну Глайзену получить доступ к кинотеатру, показывающему фильм, который он хотел посмотреть.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here